Сергей ВОЛКОВ: Русское офицерство в Великой войне

23 ноября, 2017

В общей сложности за Первую мировую войну, в 1914-1917 годах  было произведено в офицеры около 220 тысяч человек, в том числе  78581 человек из военных училищ и 108970 из школ прапорщиков.

Учитывая, что непосредственно после мобилизации (до начала выпуска офицеров военного времени) численность офицерского корпуса составила примерно 80 тыс. человек, общее число офицеров составит

300 тысяч. Из этого числа следует вычесть потери убитыми, понесенные в годы войны, около 24.000 человек. Таким образом, к концу войны физически насчитывалось около 276 тысяч офицеров, из которых к этому времени 13 тысяч еще оставались в плену, а 21-27 тысяч по тяжести ранений не смогли вернуться в строй.

Понятно, что к 1917 г. это были уже совсем другие офицеры, чем их себе обычно представляют. В результате боевых потерь наиболее распространенный тип довоенного офицера – потомственный военный (во многих случаях и потомственный дворянин), носящий погоны с десятилетнего возраста – пришедший в училище из кадетского корпуса и воспитанный в духе безграничной преданности престолу и отечеству, практически исчез.

Из кого же состоял в результате к 1917 году офицерский корпус? Можно констатировать, что он, в общем и целом, соответствовал сословному составу населения страны. Свыше 60% выпускников пехотных училищ 1916-1917 гг. происходило из крестьян . Ген. Н.Н.Головин свидетельствовал. что из 1000 прапорщиков, про-

шедших школы усовершенствования в его армии (7-й) около 700 происходило из крестьян, 260 из мещан, рабочих и купцов и 40 из дворян.

С первых дней революции на улицах Петрограда повсеместно происходили задержания, обезоруживания и избиения офицеров, некоторые были убиты. Когда сведения о событиях в столице дошли до фронтов, особенно после обнародования пресловутого «Приказа №1» Петроградского совета, там началось то же самое. Какое влияние это оказало сразу же на боеспособность армии, свидетельствует телеграмма главкома Северного фронта начальнику штаба Главковерха от 6 марта:

«Ежедневные публичные аресты генеральских и офицерскихчинов, производимые при этом в оскорбительной форме, ставят командный состав армии, нередко георгиевских кавалеров, в безвыходное положение. Аресты эти произведены в Пскове, Двинске и других городах. Вместе с арестами продолжается, особенно на железнодорожных станциях, обезоружение офицеров, в т.ч. едущих на фронт, где эти же офицеры должны бу дут вести в бой нижних чинов, товарищами которых им было нанесено столь тяжкое и острое оскорбление, и притом вполне незаслуженное. Указанные явления тяжко отзываются на моральном состоянии офицерского состава и делают совершенно невозможной спокойную, энергичную и плодотворную работу, столь необходимую ввиду приближения весеннего времени, связанного с оживлением боевой деятельности» .

Особенно трагический оборот приняли события на Балтийском флоте. В Кронштадте толпа матросов и солдат схватила главного командира Кронштадтского порта адмирала Р.Н. фон Вирена и, избивая, повела на площадь, где и убила, а труп бросила в овраг. Начальник штаба Кронштадтского порта адмирал А.Г.Бутаков, потомок известного русского флотоводца, будучи окружен толпой, отказался отречься от старого строя и тут же был немедленно убит. 3 марта был убит командир 2-й бригады линкоров адмирал А.К.Небольсин, на следующий день та же участь постигла и командующего Балтийским флотом адмирала А.И.Непенина. От рук взбунтовавшихся матросов пали и другие морские и сухопутные офицеры. К 15 марта Балтийский флот потерял 120 офицеров, из которых 76 убито (в Гельсингфорсе 45, в Кронштадте 24, в Ревеле 5 и в Петрограде 2). В Кронштадте, кроме того, было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона.

Ген. А.М.Драгомиров отмечал, что «ужасное слово «приверженцы старого режима» выбросило из армии лучших офицеров…много офицеров, составлявших гордость армии, ушли в резерв только потому, что старались удержать войска от развала… Недостойно ведет себя лишь очень незначительная часть офицеров, стараясь захватить толпу и играть на ее низменных чувствах».

От редакции: часто говорят о том, что далеко не все русские офицеры служили в Белых армиях. Это так. Сколько и где оказалось офицеров Российской императорской армии, на чьей стороне они воевали в 1918-1922 годах?

Мнения на этот счёт высказывались разные, но в целом можно доверять таким исследователям, как Кожинов и Кавторадзе. Общее количество офицеров, которые к середине 1918 года могли находиться в строю, оценивается в 230-240 тысяч человек. Из них примерно 70-75 тысяч воевало в Красной армии (и по принуждению, и добровольно), 80 тысяч служило в Белых армиях, а остальные – 80-85 тысяч человек не воевали ни за кого, растворившись в хаосе революции и разрухи страны.

Стоит ли удивляться тому, что далеко не все офицеры пошли умирать за Россию и Веру, после того, как не стало монархии? Конечно, - не стоит.

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (0)




НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard