Павел Макаров. Васильковая революция в Белоруссии

7 мая, 2016

В прошлых частях этой статьи мы рассматривали примеры победившей «цветной революции». Победа, как показала практика, приносила положительные результаты только определенному кругу людей (в который не входили многие рядовые активисты протестного движения, и даже часть лидеров). Теперь, для разнообразия, предлагаю иной пример. Давайте посмотрим, может быть, изменения к лучшему для большинства происходят, когда «цветная революция» терпит поражение? Способны ли эти события заставить власть изменить свой курс, пойти на серьезные реформы, чтобы избежать рецидива?
Добро пожаловать в Белоруссию. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко попал на Западе в «черный список» задолго до Путина. И попытки «демократизовать» его режим (при поддержке зарубежных структур) предпринимались не раз. Одна из них, в 2006 году, получила название «васильковой (или – джинсовой) революции».
Васильковый провал
По традиции, начнем с социально-экономической ситуации, ведь, как показывает практика – в экономически благополучных странах народ не склонен к противостоянию с властью. Накануне, в 2005 году Белоруссия, по основным макроэкономическим показателям, находилась на подъеме. Объем валового внутреннего продукта был увеличен по сравнению с 2004 годом на 9,2%. Рост промышленного производства оказался еще выше – 10,4 %. За пять лет (2000-2005) удельный вес бедного населения сократился более чем в три раза (с 41 % до 12,5%), а уровень безработицы стал самым низким в Восточной Европе (1,5 %). На фоне Грузии, Украины, да и РФ – очень даже положительная тенденция.
Не хуже для власти складывались дела и на внутриполитическом фронте. Согласно данным социсследований (декабрь 2005 г.), число убежденных сторонников А. Лукашенко составляло
52–56% опрошенных. Одновременно число тех, кто выбирал другого кандидата, не превышало 15–16% (в совокупности). И все это на фоне высокой электоральной активности, когда свыше 80% респондентов подтверждали намерение участвовать в очередных выборах президента. Были, правда, и две неприятных тенденции для власти:
- росло число тех, кто хотел бы реформирования текущего курса (таких было 42 %)
- одновременно росло число тех, кто уже подустал видеть в президентском кресле одного и того же человека (38 %).
Но выходить на улицы, даже в случае фальсификации выборов, большинство белорусов было категорически не готово. Подводя итоги, в стране не было объективных предпосылок для массовой протестной кампании и тем более – смены власти методом «цветной революции». Но, конечно, были субъективные, наиболее ярко выраженные в среде «национал-демократической» оппозиции.
И здесь надо сделать
Первое отступление – про белорусский демократический национализм и bydło
Знаете, в чем отличие российских демократов от белорусских, а в чем схожесть?
Наши «западники» восхищаются европейской и американской цивилизациями и являются ярыми противниками русского национализма. Более того, утверждают, что русский народ «дик, далек от европейской цивилизации» и потому его надо принудительно «реформировать» до последнего носителя русского мировоззрения.
Белорусские «западники» восхищаются европейской и американской цивилизациями и являются ярыми белорусскими националистами. Но при этом – отрицают всякую связь с русским народом, который «дик, далек от европейской цивилизации» и потому надо от него отгораживаться, также до последнего носителя русского мировоззрения. В этом белорусский национализм весьма схож и с украинством. Что не удивительно, ведь оба они уродливые последствия советских экспериментов с некогда единым народом. Пишу некогда, поскольку, боюсь, последствия этих экспериментов во многом необратимы.
Как известно, наши украинские соседи смело экспериментируют с историей Киевской Руси, так что Фоменко от зависти лопнет. Белорусские националисты для объекта поклонения выбрали Великое княжество Литовское. Правда, была одна проблема: элита княжества считала себя «роду литовского, нации польской», а белорусских крестьян именовала не иначе как bydło. Тяжело строить национальный миф, в котором тебе отводится роль bydło… Наверное, поэтому подавляющее число населения долгое время относилось к этим идеям без симпатии.
Ситуацию поменяли… большевики. Хотя в советских учебниках писали про «три ветви», а пропаганда заявляла о «новой общности – советском человеке», в практической политике коммунистическое руководство способствовало формированию особой, белорусской идентичности. А несогласных искореняли как «великорусских шовинистов».
Эта традиция получила еще большее развитие с распадом СССР, когда часть местных элит (как и украинские соседи) стала основывать свою пропаганду на отрицании русского влияния. Ничего удивительного, ведь это были люди выросшие в советской системе с твердым советским же убеждением, что лучше всего сплачивает наличие общего врага. А учитывая, что многие из них рассчитывали на материальную поддержку Запада (сродни той, что была оказана Восточной Европе), то выбирать «врага» особо не приходилось. Дружить своим сторонникам они предлагают «против России».
Так из изысканий отдельных интеллигентов XIX века и игрищ советских партаппаратчиков родилась антирусская идеология нац-демократического движения, ставшая основой для белорусской оппозиции последних десятилетий.
Кто есть who: протест в лицах
Но вернемся к событиям 2005-06 гг. К тому времени в Белоруссии было зарегистрировано 17 политических партий, из которых лишь шесть позиционировали себя как оппозиционные (тоже интересная особенность системы – две трети партий позиционируют себя как сторонники, в той или иной степени, действующего Президента, почти как в РФ).
Кто же был в оппозиции: Белорусская партия коммунистов, Объединенная гражданская партия, Партия БНФ, Белорусская партия женщин «Надзея», Белорусская социал-демократическая «Грамада», Белорусская экологическая партия «зеленых».
Среди общественных организаций идея борьбы с Лукашенко была популярнее: недовольные объединились в Ассамблею неправительственных организаций, которые не имели государственной регистрации. Таковых набралось свыше 200, хотя, понятно, что они сильно отличались по количеству активистов и наличию ресурсов.
Лидером по этим показателям стала организация «Зубр» (не путать с одноименным межгосударственным движением «За союз Украины, Белоруссии и России»). Белорусский «Зубр» - это такой аналог украинской «Пора!», оппозиционный Лукашенко. Появился он в 2001 году перед президентскими выборами и с тех пор отмечался относительно массовыми протестными мероприятиями. Еще одной активной организацией стал «Молодой фронт» («Малады фронт», МФ) — международное молодежное движение белорусской молодежи. Основанный в 1997 году, МФ достаточно быстро эволюционировал с демократических позиций к той самой антироссийской версии белорусского национализма. Поскольку власти Белоруссии регулярно отказывали им в регистрации, это сделала Чехия. Надо полагать, исключительно для поддержки демократии и из любви к белорусскому народу.
Примерно в те же годы Европейский суд в Страсбурге признал оправданным отказ властей РФ в регистрации Русского Общенационального Союза (РОНС) в России из-за слова «русский» в названии. Европейские судьи посчитали, что русским быть русскими ни к чему. Ну, конечно же, западная демократия избавлена от двойных стандартов… МФ к 2006 году по активности превзошел «Зубр» и стал признанным лидером по массовым уличным протестным акциям.
Еще одна активная организация – «Партнерство», основанная неким Николаем Астрейко, но так и незарегистрированная. Впрочем, трудно сказать, чего больше - пользы или ущерба – она принесла протестному движению. Начать с того, что она практически открыто финансировалась американским Национально-демократическим институтом, что давало основания объявить протесты «западной заказухой». Дальше было еще веселее.
В феврале 2006 года в офисе «Партнерство» белорусские правоохранительные органы обнаруживают протоколы опросов (exit-poll), которые, якобы, проводило вильнюсское представительство американской службы «Геллапа». На протоколах была проставлена дата -
19 марта 2006 года. В них значилось, что по результатам опросов на выходах из 107 избирательных участков единый кандидат от белорусской оппозиции Александр Милинкевич набрал 53,7% голосов избирателей, действующий президент Александр Лукашенко - 41,3%. Эта «заготовка» дала основания КГБ Белоруссии объявить о раскрытом заговоре с целью захвата власти.
Было еще немало организаций – «Союз поляков Белоруссии», гражданская инициатива «Мы помним» и т.д. Объединяло их неприятие курса, проводимого Александром Лукашенко. У нас, кстати, долгое время бытовало мнение, что курс этот был полностью пророссийским. И если Лукашенко и не спешил с окончательным объединением двух государств в одно, так только потому, что российская власть не казалась ему достаточно ответственной. Чтобы разобраться, так ли это, позволю себе
Второе отступление – Хитрый картофельный батька
К сожалению, среди русских людей широко распространено мнение, что Александр Лукашенко – искренний сторонник объединения России и Белоруссии. В перспективе. Но так ли это на самом деле?
Не так давно он и сам заявлял: «белорус — это русский со знаком качества». Что не помешало ему подружиться с Саакашвили и войти в совместную программу с Евросоюзом «Восточное партнерство». Вообще, прорусские настроения Александр Григорьевич демонстрировал обычно только перед российской аудиторией или на переговорах по ценам на энергоносители. Но до поры, до времени – это в глаза не бросалось.
Такая политика «сидения на двух стульях» продолжалась аккурат до весны 2014 года. События на Украине и референдум в Крыму стали моментом выбора и для белорусского президента. В первые месяцы он признал переход Крыма в состав РФ. Но потом, почувствовав, что власти РФ могут попытаться сделать в Белоруссии то же самое, что в Донбассе, Лукашенко признал легитимность «киевской хунты» и резко раскритиковал идею федерализации Украины, а затем открыто принял сторону Порошенко, призвав украинские власти уничтожать «боевиков, которые воюют против украинцев». Следом белорусское госпредприятие ОАО «Минский автомобильный завод» заключило с МВД Украины контракт на поставку грузовиков для нужд украинской «Национальной гвардии». Той же весной, в ежегодном послании белорусскому народу и парламенту Лукашенко выдвинул лозунг «Мы не русские, мы белорусские».
Так что А.Г. Лукашенко - политик с советским образом мышления, главная цель для которого: держаться за власть любой ценой. И как только в политике Кремля он увидел намек на угрозу своей власти («а вдруг в рамках новой холодной войны с Западом Москва пойдет на форсирование проекта Союзного государства»), вся его русофилия прошла, как с белых яблонь дым.
И даже «демократическая оппозиция» теперь приветствует новый курс президента. Корреспондент «Радыё Свабода» Виталий Цыганков в статье «Лукашенко как не абсолютное зло» пришёл к выводу, что Белоруссия вступила в «такую реальность, в которой Лукашенко уже не является абсолютным злом — ни для Запада, ни для большинства населения, ни даже для белорусской оппозиции». Десять лет назад отношения Лукашенко и оппозиционеров развивались в совсем ином ключе…
Кто есть who: протест в лицах -2
Александр МилинкевичВ октябре 2005 года оппозиция пробует объединиться вокруг единого кандидата. Им стал Александр Милинкевич. Сам он позиционировал себя как демократа, начальником его предвыборного штаба стал лидер белорусских коммунистов Сергей Калякин, а в число доверенных лиц вошел руководитель Белорусского народного фронта Винцук Вячорка.
Александр Милинкевич кстати до 16 лет звался Александр Баран, а потом сменил фамилию на дедовскую – Милинкевич (дедушка был одним из лидеров белорусских националистов в период создания БССР). Закончил физмат Гродненского пединститута, затем аспирантуру, защитил диссертацию. А после сына заслуженного учителя ждала интересная карьера за рубежом (что для советского гражданина было редкой возможностью).
С 1980 по 1984 год — заведующий кафедрой физики в Сетифском университете в Алжире. Там, по некоторым источникам, молодой физик познакомился с представителями западных спецслужб. И через несколько лет именно это (как уверяют те же источники) дало ему возможность пройти стажировки: в университете Монпелье (Франция) и Калифорнийском университете (США), в Польше по проблемам местного самоуправления, госстроительства, экономических реформ и прав человека, в Великобритании по современным методам образования и курс обучения высших управленческих кадров в Европейском центре проблем безопасности (Германия). Саакашвили и Ющенко могли бы только позавидовать…
Биография у его начальника штаба была куда прозаичнее. Сергей Карякин – радиоинженер по образовании, после службы в армии стал делать карьеру сначала по комсомольской, а затем по партийной линии. И 1991 год встретил на посту первого секретаря Советского райкома Минска. А в 1994 возглавил партию коммунистов Белоруссии (ПКБ).
Если Милинкевич менял фамилию, то его доверенное лицо – имя. Винцука Вячорку при рождении назвали Валентином и рос он в весьма себе благополучной номенклатурной семье (папа - заместитель председателя Госплана БССР). Сын же с молодости тяготел не к марксизму-ленинизму, а к национальным организациям. В 1979 году с друзьями они создают культурную организацию «Майстроўня», а в 1988 – он уже один из организаторов Белорусского народного фронта «Возрождение». А еще через десять лет – становится руководителем Белорусского национального фронта (БНФ).
Вот эта триада и возглавила кампанию оппозиции против Лукашенко на очередных президентских выборах.
«Джинсовая революция»
Далее все развивалось по стандартному уже сценарию. Избирательная кампания еще только должна была стартовать, а оппозиционные структуры и зарубежные правозащитные организации вовсю кричали о недопустимости использования админресурса. Впрочем, сильно это Лукашенко не беспокоило, так как, по большому счету, выиграть он мог и по-честному. И давление на оппозицию носило, скорее, профилактический характер: чтобы не дать ей вырасти во что-то серьезное. Пока же, ввиду отсутствия сильных позиций внутри, оппозиционерами приходилось использовать по максимуму рычаг, которым пользовался еще Бендер: «Заграница нм поможет».
21 апреля 2005 года госсекретарь США Кондолиза Райс в Вильнюсе встречается с лидерами белорусской оппозиции и призывает их к более активным действиям против правительства. Госсекретарь вновь называет правительство Беларуси «последним диктаторским режимом Европы» и признается, что организовала данную встречу в литовской столице, чтобы определить, как Соединенные Штаты и другие страны могут помочь оппозиции в ее борьбе за политическую свободу.
Не надо быть суперэкспертом по психологии населения постсоветского пространства, чтобы понять: такие демарши только укрепляли позиции Лукашенко среди населения. Впрочем, американская дипломатия в последние годы демонстрирует явные признаки деградации. Возможно, потому, что долгое время статус единственной супердержавы на планете позволяет решать внешнеполитические задачи без особого напряжения мозгов… Хотя наиболее дальновидных американских политологов эта тенденция уже всерьез беспокоит.
Собственно, неудача с «цветной революцией» в Белоруссии как раз была вызвана чересчур «лобовым» подходом ряда западных политиков, которые решили, что слабость оппозиции можно компенсировать внешним давлением. Но белорусов, как и русских, внешнее давление только сплачивает. И официальная пропаганда этим вовсю пользовалась.
9 декабря 2005 года зампредседателя Комитета госбезопасности Белоруссии Виктор Вегера объявил, что на базе НАТО в Литве молодых белорусских оппозиционеров обучали стрельбе.
7 февраля 2006 года КГБ заявляет, что на базе польского посольства действовала резидентура западных спецслужб, готовивших активное вмешательство во внутренние дела Белоруссии. 19 февраля 2006 года на белорусском телевидении обнародовали факты распространения литературы дестабилизирующего характера через посольство Чехии в Минске. Это вам не постельные сцены с Касьяновым…
Лукашенко и Порошенко. РОНСЕще одной особенностью Белоруссии стало то, что основные НКО (которые выступали в роли координационных центров протеста) в силу проблем с регистрирующими органами, были вынуждены перенести свои офисы на территорию Европы. Что сильно ослабило их возможность влиять на происходящее. Судя по происходящему сейчас в РФ, российские спецслужбы опыт белорусской госбезопасности изучили очень тщательно.
Еще одним неординарным шагом стало широкое приглашение международных наблюдателей самой белорусской властью (всего таких набралось 1200 человек). Логика была проста: в результате успешной заблаговременной «работы на результат», непосредственно в день голосования и предшествующий ему «день тишины» (когда и работает основная масса наблюдателей) никакие нарушения в массовом порядке власть не планировала. Они и без того были уверены в очередной победе Лукашенко.
Европейские структуры не нашли ничего лучше как объявить об отправке «независимых наблюдателей без приглашения со стороны белорусской власти», что очевидно было попыткой создать конфликт на «ровном месте».
Итоговая оценка выборов в мире была вполне ожидаемой. По мнению наблюдателей миссии наблюдения СНГ, избирательная кампания и президентские выборы 19 марта 2006 года прошли в соответствии с действующим Избирательным кодексом и международными обязательствами Республики Беларусь в области проведения демократических выборов. По мнению Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ, проведенные президентские выборы 19 марта не соответствовали обязательствам в рамках ОБСЕ по демократическим выборам.
Как это обычно и бывало в ходе цветных революций, все должна была решить улица. Вот только Лукашенко совсем не походил на утомившего всех (включая себя) Шеварднадзе и «стеснительного жулика» Януковича. И выиграв на избирательных участках, оказался готов повторить свой успех и на улице.
19 марта 2006 года в центре Минска прошел митинг оппозиции. По данным правоохранительных органов, на Октябрьской площади собралось около 8 тысяч человек. На следующий день они установили на площади 14 палаток. При этом они не скрывали, что намерены повторить опыт киевского Майдана. Вот только власть ответила быстро и жестко. В ночь на 24 марта в течение 15 минут палаточный городок был разгромлен сотрудниками ОМОН и милиции. При этом использования спецсредств зафиксировано не было. Задержанных оказалось около 200 человек, в их числе – ряд иностранцев, в том числе члены съемочной группы Общественного телевидения Грузии и бывший посол Польши в Белоруссии Марьюш Машкевич. Больше оппозиции собрать людей на площадь не удалось. «Джинсовая революция» закончилась, толком и не успев начаться.
Заключение
События начала века на постсоветском пространстве позволяют сделать несколько обобщений.
Первое – «цветными революции» или их попытки, прошедшие в доброй половине постсоветских республик – это технология «переформатирования» местных правящих элит в соответствии с интересами Запада. Схожий процесс был запущен и на Ближнем Востоке (т.н. «арабская весна»).
Второе – любая внешняя технология направлена на реализацию внешних же интересов, которые далеко не всегда совпадают с интересами внутренними, хотя сами лозунги протестных кампаний формировались на основе внутренней повестки.
Отсюда вытекает и третье – результаты «цветной революции» в случае успеха ярко видны во внешней политике новой власти, а вот большинство внутренних проблем, как правило, сохраняются или даже усугубляются.
Но не лучше и ситуация в случае ее провала. Старая власть, сохранив свои позиции, сосредотачивается отнюдь не на реформировании. Главной задачей становится «недопущение» повторение подобной ситуации вновь, борьба с любыми проявлениями оппозиции.
А ведь, казалось бы, четвертый вывод – очевиден: уязвимой для использования подобной технологии страну делают внутренние социально-экономические проблемы. В 2006 году они не были особо острыми в Белоруссии и протест захлебнулся в самом начале. Схожая ситуация произошла в относительно сытой России в 2011-12 годах. Видимо, такая неспособность к самомодернизации – характерная черта всех постсоветских правящих групп.
Но, как показывает ход событий, если вместо модернизации экономики и государства заниматься исключительно усилением силового блока и подавлением всякой оппозиции, то ничем хорошим это не кончится. Можно купить лояльность «силовика» и посадить своего критика. Но попробуй «купить» инфляцию, «договориться» с падением производства или посадить нефть «по тридцать за баррель». Именно в результате такого подхода, власть ряда постсоветских государств сама своими руками делает эти страны и свой статус уязвимыми для подобных технологий внешнего воздействия. А граждан – заложниками. Что ярко видно на примере Украины. И может быть не менее ярко показано на примере Белоруссии и России.

Нравится

Тэги:  , , , , , , ,

Комментарии читателей (4)
  1. wps:

    Один белорус = вор.
    Два белоруса = банда.
    Три белоруса = банда с предателем.

  2. wps:

    Лукашенко энд Порошенко = братья навек !

    Доктрина Кучмы : «Украина — не Россия»
    Доктрина Лукашенко : «Беларусь — не Россия»

    Два сапога = пара !

  3. Игорь Копылов:

    По моему проблема не только в том, что многие близкие к России люди не хотят быть частью «русского мира» и признавать свои русские корни. Проблема во многом в том, что «русский мир» не имеет привлекательного образа начиная с 1917 года. А Западный мир этот привлекательный образ себе создал. Поэтому поведение «братьев» идёт по поговорке «рыба ищет,где глубже…». Ожидать другого и трудно.





Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: