Павел МАКАРОВ: Неудобный вопрос №5: Про голод 1930-х годов

1 марта, 2017

Про голод начала 1930-х написано немало, но, к сожалению, преобладают две крайности. На Украине старательно культивируется миф о Голодоморе, который, якобы «кляты москали устроили с целью уморить побольше украинцев». А леваки склонны, наоборот, представлять эту трагедию как происки «вредителей» или трагическое стечение обстоятельств. Ну что же, давайте разбираться.
Итак, в конце 1920-х руководство СССР приступило к индустриализации страны в ходе первого пятилетнего плана. Почему это потребовало стольких усилий и какую роль в разрушении промышленного и научно-технического потенциала России сыграли гражданская война и большевистская диктатура – разговор отдельный и мы (в этот раз) оставим его за скобками. Пока возьмем за основу следующее: реализация задуманного потребовала огромных ресурсов, которых у власти не было. Их было решено изъять, прежде всего, у крестьян (поскольку они составляли большинство населения). Для этого и затеяли коллективизацию. Последние грамотные экономисты (прежде всего, Кондратьев) предлагали более гуманные и эффективные альтернативы, но власть отправила их в тюрьму.
Коллективизация позволила получить желаемые ресурсы (правда, не в полном объеме), только этим ее последствия не ограничились. В долгосрочном плане – колхозно-совхозная система породила затяжной кризис сельского хозяйства страны. Но нас сейчас интересует та цена коллективизации, которая проявилась в первые же годы.
Несколько миллионов крестьян (как правило, наиболее хозяйственные, те, кто лучше всех знал механизмы получения высоких урожаев и максимальных надоев молока) были депортированы. И, по сути, выключены из процесса сельхозпроизводства. Многие погибали, причем – целыми семьями. Это не могло не сказаться на состоянии отрасли.
Если в 1930 г., по официальным данным, было собрано 83,5 млн. тонн зерна, то в 1931 г. - лишь 79,5 млн., падение продолжалось в дальнейшем. Продукция животноводства упала в 1930 - 1932 гг. по сравнению с 1926 - 1929 гг. на треть. Скандально провалилось «предвидение» Сталина, высказанное в 1929 году, что «наша страна через каких-нибудь три года станет одной из самых хлебных стран, если не самой хлебной страной в мире».
Сам по себе этот спад был бы недостаточным, чтобы вызвать голод. Но добавился еще один фактор. Денег власти все равно не хватало, и в поиске нового источника средств коммунисты в разы увеличили экспорт сырья в начале 1930-х годов. Чтобы понять, какая доля в сырьевом экспорте приходилась на зерно, приведем цифры плановой валютной выручки, озвученные на заседании Политбюро в январе 1932 году. По хлебу 167,9 млн. руб., по нефти - 85,9 млн., по лесу - 98,7 млн. (эти и последующие данные взяты из журнала «Вопросы истории», №10, 1999 г., желающие могут ознакомиться). Видно, что зерно было важнейшей статьей экспорта. Чтобы лучше понять объемы экспорта надо также вспомнить, что в эти годы, из-за Великой депрессии, мировые цены на зерно заметно снизились.
Снижение урожая вместе с постоянно растущими разнарядками по сдаче зерна на продажу к 1932 году привели к катастрофической нехватке посевного материала. Местные власти буквально заваливали центр ходатайствами о предоставлении семенных ссуд и снижении плана хлебопоставок. В ответ Политбюро направляло на места своих представителей, которым ставилась задача «нажать, как следует», и обеспечить неукоснительное выполнение планов. Как «нажимали» в 1930-е годы в СССР объяснять, думаю, излишне. Но мы можем с уверенностью сказать – уже в начале 1932 года руководство страны обладало достаточной информацией о проблемах с зерном, но не предприняло мер для их разрешения. Это к слову, о «трагическом течении обстоятельств» и «товарищ Сталин не знал, на места прокрались враги»…
Правда, были и исключения. Например, постановление правительства о снабжении хлебом бедноты Грузии. В нем отмечается, что с этой целью ранее уже было выдано 500 тыс. пудов зерна, сейчас же дополнительно выделяется еще 300 тысяч пудов. Крестьянам Украины, Поволжья, Кубани такую помощь на начальных этапах (когда голода можно было избежать) никто не предлагал.
Весенний сев 1932 года был неизбежно провален. И летом Сталин принимает решение о срочных мерах по исправлению ситуации. Если вы подумали, что экспорт зерна временно сократили и в регионы, на которые надвигался голод, отправили зерно, вы ошибаетесь. Туда направили группы «товарищей из центра», которые должны были найти на местах ресурсы для исправления ситуации. Делегацию на Украину возглавил Молотов, на Кубань и Ставрополье – Каганович. Каганович вместо хлеба в качестве помощи голодающим – это так по-советски.
И одновременно вышло постановление обязывающее руководство на местах до 1 июля дозаготовить, вместе с гарнцевым сбором (налог натурой за хранение зерна на элеваторах - в процентах от его веса), - по Кубани и Ставрополью 3 млн. пудов хлеба, по Центрально-Черноземной области - 2 млн. пудов, по Средней Азии - 6 млн. пудов. Лишь Украине была дана «поблажка» - ей предписывалось сдать лишь гарнцевый сбор, но и это должно было составить 1 млн. пудов, что в сложившихся условиях было нереально.
Тогда же обсуждался вопрос о покупке хлеба (по максимально низким ценам) в Персии. Такие закупки действительно были сделаны; 2 млн. пудов были направлены… в Закавказье и Москву. Остальным, видимо, предлагалось выживать за счет чтения передовиц газеты «Правда». Ах, да, еще была выделена помощь колхозникам Украины (где ситуация обострилась сильнее всего) целых 9 тысяч пудов проса. Но, цитирую упомянутую выше статью: «Одновременно ЦК КП(б) Украины предписывалось принять все меры к ускорению сдачи гарнцевого сбора - в том, что это задание не выполнено, в Кремле, видимо, усматривали причину «затруднений» в деле хлебоснабжения, не желая признать, что к сложившемуся положению привели совершенно иные обстоятельства…». Прекрасная стратегия помощи голодающему региону: вот вам 6 тысяч тонн проса, но миллион тонн зерна сдать не забудьте.
К концу лета до партийных бонз дошло, что поиском вредителей и митингами с голодом бороться не получается. 17 августа Сталин внес предложение о сокращении плана хлебозаготовок по Украине на 40 млн. пудов, но полностью сдача хлеба не отменялась. Да и эта мера запоздала: массовый голод был уже в полном разгаре, причем, не только на Украине, но и во многих районах Кубани и Поволжья. Между тем вывоз хлеба и в этот момент продолжался неукоснительно. Решением от 16 августа 1932 г. объем его в 3- м квартале был утвержден в 31,5 млн. пудов, то есть оставался на сравнительно высоком уровне. И льготы по сдаче зерна украинским колхозам давали не сразу, а только после того как они выполнят полностью план по другим показателям, прежде всего, по сахарной свекле. Так что ситуация там продолжала обостряться, и постановления руководства проблему не решали.
Осенью стало ясно, что во многих колхозах оставшийся урожай убирать просто некому. Люди либо умерли, либо сбежали в поиске источников пропитания. На Кубани, например, на уборку урожая отправили красноармейцев (всего 15 тысяч человек). План хлебозаготовок по стране пришлось несколько раз сокращать, а колхозам предоставлять ссуды. То есть практика показала, что само качество планирования было никудышным: показатели ставились заведомо невыполнимые, в итоге, хозяйства загонялись в кризис, люди голодали, и все равно, государству приходилось эти показатели снижать. В разы. Это то, что вам следует знать о достоинствах советской плановой экономики.
А еще с 7 августа 1932 г. действовал печально известный закон «О хищениях социалистической собственности», прозванный в народе «законом о колосках», на основании которого многие были расстреляны, а другие осуждены на длительное заключение, в том числе немало женщин, которые пытались спасти своих детей от голодной смерти. Всего, по этому закону за 1932—1939 гг. было осуждено 183 тыс. человек.
Понять число жертв закона можно и по следующей цитате. С января 1936 года прокуратура вела проверку законности приговоров по данному закону. 20 июля 1936 г. генпрокурор СССР Вышинский доложил Сталину, Молотову и Калинину, что пересмотр дел завершён. Всего было проверено более 115 тыс. дел, и более чем в 91 тыс. случаев применение закона от 7 августа признано неправильным, и на основании этого было освобождено 37 425 человек, ещё находившихся в заключении. Напомним, что по закону давали срок от пяти лет. То есть, первые арестованные должны были выйти на свободу в августе 1937 года, а весной 1936 года все они сидели. Многие дела были групповыми, выходит, что по 91 тысяче неправильных приговоров было осуждено не меньше 100 тысяч человек, но выпустили только 37 тысяч. Куда делись остальные? Дело в том, что закон предусматривал и расстрел. И очевидно, что среди неправильно осужденных были тысячи расстрелянных. «Народная власть» ставила к стенке родителей, которые, чтобы спасти детей от голодной смерти утаивали часть выращенного ими же зерна от сдачи.
Мы знаем, из истории, что голод в России случался не раз. Известный исследователь профессор В. Н. Лешков насчитал, что с начала XI до конца XVI века на каждое столетие приходилось по 8 неурожаев, которые повторялись через каждые 13 лет, вызывая иногда жестокий голод. Не раз повторялась трагедия и позже. Так, в 1891—1892 году голодом были постигнуты 16 губерний Европейской России с населением в 35 миллионов; особенно тогда пострадали Воронежская, Нижегородская, Казанская, Самарская, Тамбовская губернии.
Но всегда причиной были неурожаи, вызванные погодными условиями и массовыми заболеваниями посевов (пыльной головней, спорыньей и т.п.). Власть для решения проблемы вырабатывает целую систему мер. Еще Петр I признаёт необходимым создать для этой цели особые правительственные учреждения, которые бы мыслили о том, «каким образом во время недорода народ довольствовать», и заботились, чтобы «везде запасной хлеб был, дабы не в урожайные годы народ голоду не терпел» (указы 27 февраля 1723 г. и 20 января 1724 г.).
В дальнейшем «проклятое Самодержавие» не раз совершенствовало эту систему, учитывая недостатки ее применения на практике во время очередного урожая. По всей империи существовала сеть специальных зернохранилищ – «хлебных магазинов». Об этом можно долго рассказывать, и возможно, когда-то мы к этому вернемся. Но пока вернемся к нашей теме.
Что изменилось со «свержением царизма и освобождением народа» в 1917 году. Голод 1930-х был вызван не эпидемией спорыньи или ужасными погодными условиями. Его спровоцировала экономическая политика советского руководства в 1929-32 г.г. Систему «хлебных магазинов» сменила система сдачи зерна государству (в том числе для продажи на экспорт в разгар голода) и «закон о колосках». В результате от голода умерло, по разным оценкам в целом по СССР от 2 до 8 млн. человек. Советская пропаганда старательно возлагала вину на неких «кулаков» (которые странным образом пережили коллективизацию 1929-30 г.г.г) и не менее таинственных «вредителей»… Хотя мы видим, что главные авторы голода заседали в Политбюро и Госплане.
Для сравнения – число жертв самого сильного голода XIX века (упомянутый голод 1891-92 г.г.) составило 400 тысяч человек. И эти жертвы вызвали огромный резонанс в обществе и серьезный конфликт между земствами и бюрократией.
А теперь вопрос – так какая власть больше заботилась о своем народе в период чрезвычайной ситуации (каковой, безусловно, является массовый голод) – царская или советская?

Описание: При царе в случае неурожая крестьян кормили из государственных магазинов, а при советской власти – расстреливали
Метки: голод, совнарком, Сталин, Украина, Поволжье, закон о колосках

Нравится

Тэги:  , , , , ,

Комментарии читателей (1)




Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard