Павел МАКАРОВ: Неудобный вопрос №4: Про челюсть академика

24 февраля, 2017

Про академика Сергея Павловича Королева добрые русские люди, конечно же, знают. Более того, знакомы с его биографией. И потому, наверное, догадались, при чем тут челюсть.
Известно, что академик скончался в больнице в январе 1966 года во время операции. Вот как это описывает известный историк отечественной космонавтики Ярослав Голованов: «В феврале 1988 года я беседовал с членом-корреспондентом Академии наук СССР С. Н. Ефуни. Сергей Наумович рассказывал мне об операции 1966 года, во время которой Сергей Павлович умер. Сам Ефуни принимал участие в ней лишь на определённом этапе, но, будучи в то время ведущим анестезиологом 4-го Главного управления Минздрава СССР, он знал все подробности этого трагического события.
– Анестезиолог Юрий Ильич Савинов столкнулся с непредвиденным обстоятельством, – рассказывал Сергей Наумович. – Для того чтобы дать наркоз, надо было ввести трубку, а Королёв не мог широко открыть рот. У него были переломы двух челюстей…
– У Сергея Павловича были сломаны челюсти? – спросил я жену Королёва, Нину Ивановну.
– Он никогда не упоминал об этом, – ответила она задумчиво. – Он действительно не мог широко открыть рот, и я припоминаю: когда ему предстояло идти к зубному врачу, он всегда нервничал…».
Далее Голованов выдвигает версию, что челюсть ученому сломали во время допросов в НКВД в 1938 году. И, как добросовестный историк, признает, что конкретно по этому факту не располагает неопровержимыми доказательствами. Хорошо, будем оперировать только теми фактами, которые никто не опроверг.
27 июня 1938 года Сергей Королев (как и ряд других работников Реактивного института) был арестован по обвинению во вредительстве. Это факт. Сам он впоследствии вспоминал (в том числе письменно): «следователи Шестаков и Быков подвергли меня физическим репрессиям и издевательствам». И это тоже никто не опроверг. В итоге следствия, проведенного Николаем Михайловичем Шестаковым осенью 1938 года Королева осудили на 10 лет, несколько лет он провел на Колыме, потом в знаменитой «туполевской шарашке». Это тоже факт. И последний факт: 18 апреля 1957 года по итогам пересмотра дела Военной прокуратурой Сергей Павлович Королев реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Полностью реабилитировали и его коллег по Реактивному институту, многих, увы, посмертно.
Итак, по чьему-то навету (отнюдь не анонимному) группа сотрудников НКВД и судейского аппарата (тоже не анонимно) сфальсифицировала дело о вредительстве. В результате несколько невиновных человек было расстреляно, другие провели годы в лагерях, оставили там свое здоровье и надолго были оторваны от полезной для страны работы.
Леваки любят приписывать своему кумиру Джугашвили сентенцию «У каждой ошибки есть имя и фамилия» (по другим версиям автором фразы считают Берию или Кагановича).
А теперь вопрос – почему имена и фамилии авторов этой трагедии старательно прячутся в архивах?
Равно как и в отношении других уголовных дел той поры, где обвиняемые впоследствии были реабилитированы. Почему вы, товарищи леваки, так кричите, когда удается обозначить имя хотя бы одной из этих мразей, делавших карьеру на жизнях невиновных?
Почему вы так боитесь персональной ответственности? Может, потому, что и среди ваших предков есть такие твари? И ваша любовь к советскому строю растет в том числе и из баек, рассказанных в детстве дедушкой-вертухаем? Вот только кровь у него с зубов вам на уши не капала, нет?

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (1)




НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard