Павел МАКАРОВ: Евразийство на практике

31 января, 2018

История первая – про Галицкую Русь и ее «западный выбор»
В прошлом веке стараниями ряда неглупых людей на свет появилась теория евразийства. Согласно ей, главным врагом Руси была западная католическая экспансия, от которой она «спаслась» добровольным симбиозом с Ордой (как меньшим злом). Окончательному оформлению это теории способствовал известный историк Л.Н. Гумилев. А уже на рубеже ХХ и нашего веков политолог и философ А.Г. Дугин ввел эту теорию в политическую повестку. Спору нет, и Гумилев, и Дугин – умные люди, и их работы содержат массу полезных вещей. Вот только данная теория лично мне сильно напоминает «попытку натянуть сову на глобус». И в обоснование своих слов, приведу несколько примеров того как она соотносится с реальными событиями нашей истории.
Говоря о периоде нашествия Батыя (и последовавшего за этим десятилетия) евразийцы любят сопоставлять Владимиро-Суздальскую и Галицко-Волынскую Русь. В первой Александр Невский, оказавшись меж двух огней (нашествие ордынцев и экспансия католических рыцарских орденов) делает ставку на союз с Ордой: едет в 1252 году к Батыю, налаживает контакт с его сыном, а затем и с Ордой. На Галичине же делают выбор в пользу союза с европейскими государствами, что, по мнению евразийцев, и стало причиной исчезновения Галицко-Волынского княжества в течение нескольких последующих десятилетий. В общем, не дружите с Западом, повернитесь на Восток. Совсем как современный политический курс путинцев (которым весьма нравится творчество Дугина).

Галицкая Русь
Ну а как это соотносится с известными нам историческими фактами? Давайте, посмотрим.
Начнем с того, что Даниил Галицкий тоже пытался как-то наладить отношения с Ордой. В 1245 г. Даниил отправился в Орду к Батыю, чтобы получить от него ярлык на галицко-волынские земли. Летописи безжалостно фиксируют детали: стоял на коленях в шатре Батыя и пил по его приказу кумыс («О злее зла честь татарьская! Данилови Романовичю, князю бывшу велику, обладавшу Рускою землею, Кыевомъ и Володимеромъ и Галичемь… ньне седить на колену и холопомъ называеться!»). Но эта унизительная процедура не прошла впустую – домой князь Даниил Галицкий уехал с нужным ярлыком.
И только после этого уже европейские правители сами начинают искать союза с князем Даниилом, рассматривая его и как «канал» для контактов с загадочными и страшными монголами. Король Венгрии Бела IV, отказавшийся выдать свою дочь Констанцию за сына галицкого князя Льва Данииловича в 1240 году, во время взятия монголами Киева, теперь сам возобновил сватовство. Брак заключили в 1247 году. Позже эта родственная связь втянула Даниила в борьбу венгерского короля с чешским из-за австрийского наследства. И в 1252 году другой его сын – Роман – женился на наследнице австрийского герцогства и заявил свои притязания на эту область.

Александр Невский
Вторая неувязочка касается того, что Александру Невскому удалось быстро подружиться (и даже «побрататься») с сыном Батыя, Сартаком. Об этом не раз пишет в своих работах Гумилев, например: «В 1251 г. Александр приехал в орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал сыном хана и в 1252 г. привел на Русь татарский корпус с опытным нойоном Неврюем… стал великим князем, немцы приостановили наступление на Новгород и Псков».
Пишет об этом Гумилев не раз, еще больше на его слова ссылаются современные евразийцы. Но ни у кого нет ссылок на первоисточник. То есть, вопрос – а откуда об этом интересном факте узнал сам Лев Николаевич – повисает в воздухе. Не был же он лично очевидцем братания. А других письменных свидетельств этому история не знает. И мы вполне можем задуматься – а так ли сильно отличалась процедура получения ярлыка на княжение в Орде у князей Даниила и Александра?
Да и в последующие десятилетия ситуация в двух ведущих русских княжествах имела немало общего. Оба княжества платили дань татарам и никакого «отеческого» отношения со стороны правителей Орды ни к одной из частей Русской земли не наблюдалось – обычная политика захватчиков, стремившихся соблюсти баланс «взять побольше / не разорить вконец».
Да, Даниил Галицкий пытался вести самостоятельную игру, но до открытой войны с Ордой на стороне Запада дело не доходило. Скорее, наоборот. В 1258 году нойон Бурундай привёл на Волынь войско и заставил Даниила сделать выбор между сопротивлением ему и совместным походом на Литву. Даниил отправил с монголами своего брата Василько и Литва испытала на себе все последствия татарского нашествия. К слову, галицкие князья в XIII веке участвовали в военных походах татар неоднократно, а владимиро-суздальские лишь однажды.

Европейский выбор?
Преемники Даниила Галицкого, как и он, ездили в Орду. Так, под 1280 г. Ипатьевская летопись сообщает, что князь Лев Данилович «еха к Ногаеви оканьному проклятому помочи собе прося у него на ляхы».
Также и Александр не выступал против монголов, и его дети едут за ярлыком на княжение по тому же адресу. И так же, как галицкие князья, совсем этому не рады и не хотят раз и навсегда с этим смириться. Так, сын Невского, великий князь Дмитрий Александрович создал антитатарскую коалицию русских князей. Входил в нее и его младший брат, Даниил Александрович (основатель московской династии), а после смерти первого возглавил её.
Вообще, если говорить о втором поколении князей после нашествия монгол, то самым активным союзником Орды был Лев Даниилович Галицкий. Он участвовал в семи татарских походах. В 1275 г. состоялся поход на Литву, в ходе которого было разорено Полесье. Через пару лет – та же участь постигла окрестности Гродно. В 1280 году вместе с татарами галицкие полки штурмовали польские крепости, а в 1285 году – венгерские (напомню, Лев в свое время женился на венгерской принцессе).
Еще теснее на «ордынскую крышу» опирался его сын, Юрий Львович. Сначала, в смуте между ханами, он сделал ставку на будущего победителя – Тохту. И в благодарность получил от того «ярлык на Киев», который он присоединил к Галицко-Волынской земле. Затем принял от хана титул «короля Руси» и даже создал собственную Галицкую митрополию, просуществовавшую полвека. В обмен, галицкие полки вновь активно участвовали в походах Орды на Польшу.
Вы не находите, что это как-то мало похоже на «западный выбор» Даниила Галицкого и его потомков. Более того, если бы «дружба с Ордой» имела столь полезные последствия (о чем так уверенно говорят евразийцы), то у Волыни и Киева было бы больше шансов превратиться в «колыбель» нового Русского государства, чем у Владимира и Москвы.
Как же случилось, что Галицко-Волынская Русь вместо этого вообще вскоре исчезла с карт? Причина – не в «западной ориентации», а в том, что династия прервалась. В 1323 г. погибли оба сына Юрия Львовича – Андрей и Лев II (согласно белорусско-литовским летописям, это произошло в ходе очередной войны с литовцами), после чего галицко-волынские земли на некоторое время перешли под непосредственное управление двух татарских баскаков. Но они вскоре были отравлены неизвестными доброжелателями (вероятнее всего из числа местных бояр).
Польша и Литва не упустили открывшуюся возможность и, отложив в сторону противоречия, пришли к компромиссному варианту – усадили на княжеский престол внука Юрия Львовича, сына мазовецкого князя Тройдена Болеслава, далее известного как Юрий II. Вот он был уже вполне себе «европейским выбором» - католик, с малолетства выросший при дворе одного из восточноевропейских королевств. Но вот незадача – его кандидатуру тоже утверждал ордынский хан. И в правление Болеслава-Юрия (1324—1340) галицко-волынские полки вновь участвуют в татарских походах против Венгрии и Польши. Правда, его собственных бояр расстраивала его приверженность католицизму и они (по сложившейся уже традиции) его отравили.
После этого Польша и Литва решили пойти другим путем и «расчленили» вновь оставшуюся без правителя Галицко-Волынскую Русь. Польша получила Галицкую землю и часть Подолья, а Литва – Волынь и Берестье. Орда пыталась этому сопротивляться, но у нее к тому времени хватало и других проблем, да и монгольская армия уже не была столь ужасной для европейцев, как при Батые. И в 1352 году хан Джанибек соглашается на условия этого раздела земель своего бывшего данника.

Подводя итоги
Итак, что мы видим. После нашествия Батыя, Галицко-Волынская Русь почти столетие вполне себе признала монгольскую власть. Исправно платила дань и участвовала в походах Орды намного активнее владимирских князей. «Европейские» интересы Даниила и его потомков сводились к династическим бракам и междоусобным войнам. И погибло крупнейшее южнорусское княжество не из-за «европейского влияния», а по причине пресечения династии. Династии, которая сделала свой «ордынский выбор» гораздо определеннее, чем потомки Александра Невского. Что, вероятно, ускорило падение самой династии: погибла немалая часть галицко-волынских князей и верной им боярской элиты как раз в походах на стороне ордынцев и против Польши, Венгрии и Литвы.
Вот что получается, когда начинаешь сопоставлять построения евразийцев с исторической действительностью. Занятие, на мой взгляд, увлекательное, и мы его обязательно продолжим.

Нравится

Тэги:  , , , , ,

Комментарии читателей (0)




Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: