Максим КУЗНЕЦОВ: Неоязычество: сущность и основы.

12 февраля, 2017

Неоязычество начало активно развиваться в нашей стране с конца 80-х годов прошлого века. Тогда его мало кто воспринимал всерьез. Распад советского государства открыл двери такому сомну разнообразных иностранных сект, что неоязычники на фоне остальных многочисленных адептов новых религиозных движений, выделялись разве что оригинальным национальным колоритом.
Время шло, разнообразные заморские секты хотя и собрали немалую жатву одурманенных душ на просторах нашего Отечества, в настоящее время в массе своей притихли. Однако, неоязычество за прошедшие годы напротив стало все чаще и чаще напоминать о себе и в настоящее время является одним из наиболее враждебных христианству явлений.
Согласен с этим и глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, который на встрече с руководителями епархиальных информационных подразделений и отделов по взаимоотношению Церкви и общества отметил: «Мы наблюдаем сегодня рост неоязыческих настроений среди молодежи, в первую очередь, конечно, в кругах спортсменов и в кругах, что вдвойне неприятно, людей, носящих оружие, то есть это спецподразделения и так далее. Наш первичный анализ показывает, что схема привлечения людей стандартно сектантская: люди привлекаются вниманием, силой и помощью».
Современное неоязычество очень примитивно, в нем нет никаких вразумительных учений ни о предназначении человека, ни о его посмертии, ни о происхождении Вселенной – по сути неоязычество вообще сторониться классических для любой религии глобальных вопросов. На неоязыческих сайтах царит широчайший разброс мнений относительно славянского пантеона. Кто-то считает богов личностями, кто-то считает их проявлениями единого бога или обезличенной природы. Некоторые из неоязычников являются сторонниками реинкарнации, другие напротив отрицают ее. Словом, в данном случае абсолютно уместно сказать, что неоязычеств столько же сколько и неозычников. Однако, неоязыческие адепты выработали набор простейших лозунгов и мифов, вроде «мой бог меня рабом не называл», «Слава роду, смерть уроду», «Слава богам и предкам нашим», «Кровавое крещение Руси» и т. п.
В силу изменившегося сознания у части нашего общества, которое сформировали современные масс-медиа, информация, основанная на текстах апеллирующая к логике и рацио, практически не воспринимается, напротив та информация, которая приходит в образах, впечатлениях и взывают к эмоциям, усваивается достаточно просто. Клиповое мышление стало повсеместно распространенным. Поэтому нет ничего удивительного, что подобные неоязыческие мифы и лозунги, имеющие яркую эмоциональную окраску легко воспринимаются.
Стоит также заметить, что неоязычники подчеркнуто редко называют себя «русскими», как правило для самоидентификации ими используются термины «славянин», «славяно-арий», «русич» и т. п. Налицо полная потеря национальной идентичности с «уходом» в выдуманный этнос. Как правило неоязычники хоть и стремятся к изучению национального фольклора, но при этом сторонятся научных знаний по данной теме, считая более приемлемым внешний антураж и дилетантские псевдонаучные источники. Славянское неоязычество являет собой классический пример национального, культурного и религиозного обособления от традиционной русской нации. Называя себя славянами или ариями, поклоняясь дохристианским богам, одеваясь в платья «под старину» с псевдославянской символикой, сторонники неоязыческих идей делают все, чтобы порвать с тысячелетней русской традицией. Именно в этой среде наиболее велик интерес к переписыванию и пересмотру истории, формированию псевдоисторических мифов.
Из-за враждебного отношения к Православию неоязычники всячески отрицают или нивелируют все успехи, достижения и победы нашего народа, произошедшие со времен Крещения Руси.
Неоязычники представляют собой классическую антисистему, в том определении, которое было дано историком Л. Гумилевым. Гумилев называл антисистемы призраками систем и системами, стремящимися сменить мироощущение на обратное, сменить знак стереотипа поведения данного этноса или его части. Понятие антисистемы, впервые сформулированное Гумилевым, впоследствии более полно раскрыл историк и политолог Владимир Махнач. Согласно его определению, антисистема — это устойчивая группа людей с негативным мировосприятием реальности, группа, принадлежащая по формальным признакам к одной культуре, но воспринимающая ее негативно, даже с ненавистью. Антисистемы отличаются негативным мировосприятием и, как следствие этого, стремятся к разрушению мироздания. Таким образом, апофеоз антисистемы — самоубийство.
Антисистемы всегда характеризуются оправданностью лжи или даже необходимостью лжи для своих адептов. Антисистемное мировоззрение первым наилучшим образом описал Достоевский в строках о Герцене в Дневнике писателя за 1873 год. «К русскому народу они питали одно презрение, воображая и веруя в то же время, что любят его и желают ему всего лучшего. Они любили его отрицательно, воображая вместо него какой-то идеальный народ — каким бы должен быть, по их понятиям, русский народ».
Мы видим устойчиво негативное восприятие национальной традиции, национального уклада у представителей антисистемы. Гумилев отмечает, что антисистема, приходящая к власти, меняет знак, порождая чудовищный, деспотический, полицейский режим, но прекращающая деструкцию, став оторванной от социума и этноса правящей элитой. Прямая аналогия подобному поведению наблюдается в русской истории XX века. В сущности, с точки зрения концепции антисистемы ленинский нэп и сталинское псевдоимперское поведение — одного происхождения: антисистема меняет знак.
Неоязычество вполне отвечает данному определению антисистемы. Его представители испытывают чувство презрения ко многим проявлениям народной культуры, а также к Православному Христианству. Стремление к самоуничтожению подтверждается положительным отношением к самоубийству ряда неоязыческих идеологов, а также частыми случаями суицида среди неоязычников.
Любая ложь и предвзятость по отношению ко всему, что связано с Православным Христианством считается вполне дозволенным и уместным средством. В этом легко убедиться пролистав классические книги неоязычников или посмотрев сделанные ими фильмы. Наверное, наиболее выдающимся примером лжи неоязычников является книга «Русский православный катехизис, или что нужно знать русскому человеку о христианстве», за авторством некоего «прот. Иоанна (Петрова)», выпущенная по благословению вымошленного «епископа Кирилла (Никифорова)». В данной книге от лица якобы священника в форме вопросов и ответов рассказываются классические неоязыческие мифы о христианстве: его чуждости и навязанности русскому народу, рабском духе, элементах язычества в христианстве и т.п. Учитывая, что распространялась данная книга исключительно через неоязыческие сайты и книжные лавки нетрудно догадаться, кто является ее настоящим издателем. Неоязычники очень активно раздавали данную книгу по воинским частям и местам лишения свободы в надежде на распространение там неоязыческой идеологии.
К сожалению, о проблеме распространения неоязычества начали задумываться лишь в последние время. Основу неоязычества составляют несколько основных групп идеологических мифов, грамотное опровержение которых оставило бы неоязычество в состоянии мелкой маргинальной субкультуры. По большому счету все современное неоязычество строится на постулатах псевдоистории и псевдолингвистики, мифах о православном христианстве, мифах о язычестве, а также национальном вопросе.
• Группа псевдоисторических мифов - является основой неоязыческой идеологии, призванной, во-первых, обосновать необходимость возврата к язычеству, показав невиданную мощь и прогресс дохристианской Руси, а во-вторых нивелировать все достижения Руси, произошедшие после Крещения. Неоязычники стараются доказать навязанность народу христианства посредствам мифов «о кровавом Крещении Руси», «зверствах церковников на Руси» и т.п.. Широкой популярностью пользуется миф о мощном языческом славянском государстве Тартария, якобы существовавшем на территории Руси и соперничающим с Русью христианской. Все достижения Русского государства, согласно представлениям неоязычников, происходили вопреки воли церковных иерархов, которые всеми силами пытались ослабить государство.
• Группа псевдолингвистических мифов является вспомогательным инструментом неоязыческой идеологии, с помощью которого неоязычники стараются обосновать древность славянского народа и славянского языка, от которого якобы произошли все остальные языки мира. В этом направлении популярны мифы о славянском дохристианском алфавите, от которого якобы произошли все остальные алфавиты мира. Популярны здесь и игры со словами, поиск в современном русском языке и других языках мира буквосочетаний имен славянских богов и иных существ славянской мифологии, поиск скрытого языческого смысла в словах и словосочетаниях. Неозычники не прекращают попытки убедить всех в подлинности «Велесовой книги», которую научное сообщество считает подделкой.
• Мифы о язычестве призваны сформировать образ язычества, как очень светлой и лишенной каких-либо недостатков религиозной традиции. Язычество позиционируется как родная вера культивирующая мужество, доброту, жизнь в ладу с природой, почитание предков и т.п. Исторические свидетельства о реальном славянском язычестве объявляются фальшивкой, особо отрицается практика человеческих жертвоприношений. Для неоязычников вопрос о человеческих жертвоприношениях, вообще является очень существенной проблемой. Дело в том, что в аутентичной славянской языческой традиции человеческие жертвоприношения практиковались хотя и не часто, но довольно регулярно, о чем есть неоспоримые свидетельства как в наших летописях, так и в письменных источниках соседних народов. О человеческих жертвоприношениях у славян свидетельствуют археологические находки, отголоски этого явления находят в народном фольклоре, кроме того человеческие жертвоприношения имели место в религиозной традиции родственных славянам народов. Христианство полностью искоренило это явление, закрепив запрет на уровне законодательства. И теперь неоязычники заявляющие о следовании традиции стоят перед непростым выбором, с одной стороны для аутентичной реставрации язычества необходимо возобновление практики человеческих жертвоприношений, а с другой однозначный запрет на убийство содержащийся в действующем уголовном кодексе.
• Мифы о православии, напротив должны показать всю чуждость христианства для русской традиции, утверждается, что христианство культивирует рабскую покорность, делает народ слабее. Христианство мешает прогрессу, борется с наукой и т.д.
• Еще одним из ключевых элементов неоязычества является миф о родной вере или идеологии. Обычно неоязычники говорят, что славянину нельзя быть христианином, так как это еврейская вера и ему непременно следует быть неоязычником. Неоязычников часто называют националистами, на наш взгляд, это неверно. Консервативными русскими мыслителями такими как И. А. Ильин, К. П. Победоносцев, М.О. Меньщиков и др., национализм понимался в первую очередь как созидательная любовь к своему народу, к его традиции и культуре. Эти мысли чужды неоязычникам им куда более присущ расизм в формулировках социал-дарвинистов. Идея о сверхчеловеке, стремление к улучшению расы посредствам евгеники, идея об уничтожении ради собственного блага иных народов, уничтожение представителей своего народа не отвечающим необходимым требованиям, общее презрение к своему народу – эти идеологические установки вполне разделяются в среде современных неоязычников. Как показывает практика в дискуссии с неоязычниками именно на этом отличии неоязычества от традиционного русского национализма весьма полезно делать акцент. Сюда же можно отнести мифы неоязычников о исконно языческой составляющей русской народной культуре. С этим утверждением не следует соглашаться, а напротив приводить очевидные факты глубоких христианских корней в народной традиции.
Последовательная хорошо проработанная критика и аргументированное опровержение мифов из всех вышеперечисленных групп, как показывает практика, иногда глубоко затрагивает сознание неоязычника, заставляя его задуматься, а порой и пересмотреть свое мировоззрение. Несомненно, что вместе с критикой основных постулатов неоязычества необходимо рассказывать и о Православии, о котором неоязычники, как правило, кроме выработанных в их среде мифах ничего не знают. Как уже отмечалось ранее, неоязычеству чужды глобальные вопросы о мироустройстве и человеческом предназначении, православный ответ на них также может заставить задуматься.
Один из первых христианских апологетов свт. Ириней Лионский писал: «Ибо невозможно кому-либо лечить больных, когда он не знает болезни людей нездоровых. Поэтому, предшественники мои, и притом гораздо лучше меня, не могли однако удовлетворительно опровергнуть последователей Валентина, потому что не знали их учения…». Неоязычество сегодня распространяется все шире, его учение весьма своеобразно и самобытно и чтобы успешно противостоять ему следует хорошо знать особенности неоязыческой пропаганды, поскольку от этого зависит судьба очень многих наших соотечественников.

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (4)
  1. wps:

    «Неоязычество» —
    придумано АНДРОПОВЫМ —
    Контора Глубокого Бурения, пАнимашь…

  2. RUSSIAN:

    Нео-язычество-это антирусский проект,врагов РУСИ.Это управляемая провокация,против Белого-Христианского-мира.

  3. Владимир Владимирович:

    Статья зомбированного человека, у которого одно ухо дрёманое, другое — недрёманое. По сути, мракобесие фанатика, не знающего сути вопроса и боящегося даже попытаться разобраться. Во-первых, русское язычество по сути не религия, а мировоззрение наших предков, которое имеет аналоги у всех индоевропейских народов, то есть, это было общеарийское мировоззрение. Об этом подробно и глубоко написал русский историк М.Серяков в книгах «Голубиная книга — священное сказание русского народа», «Вселенский закон» и др. Если не хватает мозгов понять эти исследования, то нечего молоть чушь. Дух русского язычества хорошо передан русским мыслителем, мудрецом в прямом смысле слова Доброславом, вечная ему слава! Прежде, чем нести бред и хаять предков своих (и дай Боги вам ответить за оплёвывание предков, такие преступления не прощаются, и семь поколений может страдать из-за пасквилей недоумков!), разберитесь в существе вопроса. А то «батюшка велел думать так по этому вопросу…» И про народную культуру чушь несёте: согласно исследованиям академиков Б.Рыбакова, Н.Толстого и др. все народные песни, обряды, обычаи имеют ЯЗЫЧЕСКОЕ происхождение. Масленица — языческий праздник. И какое отношение вы, византийцы, имеете к русскому национализму? Если до революции христиане действительно больше любили свой народ, чем религию. Вы же сеете раскол в русском народе.

    • Игорь Копылов:

      Ах вот как, академик Рыбаков, значит? И ещё Ленин установил, что Бога нет…
      А если серьёзно, то русских ракалывают все, кто призывает отказаться от христианства. Древнее арийскойе мировоззрение это миф, который современные язычники трактуют каждый на свой лад.
      Никакого язычесгого русского народа нет и не будет. Есть русский народ, православный по духу и культуре. Все, кто раскалывает христианское самосознание русских, этот народ и убивают.





НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard