Кирилл АВЕРЬЯНОВ-МИНСКИЙ: Белые белорусы: прокляты и забыты

12 февраля, 2017

В современной Белоруссии всех сторонников национального единства велико-, мало- и белорусов принято называть белогвардейцами, причём это слово всегда произносится примерно с такой же интонацией, с какой Дмитрий Киселёв говорит о бандеровцах. И местечковые националисты, и неосоветские самостийники люто ненавидят бойцов Белой гвардии и их сегодняшних почитателей. Поэтому о белых белорусах в РБ говорят либо плохо, либо никак.

Между тем Белая Русь неразрывно связана с Белым движением. Его история началась именно на белорусской земле, в маленьком городке Быхов Могилевской губернии, куда были доставлены участники Корниловского выступления: генералы Л.Г. Корнилов, А.С. Лукомский, И.П. Романовский, А.И. Деникин, С.Л. Марков, И.Г. Эрдели и др. В Быховской тюрьме генералы содержались с сентября по ноябрь 1917 г., а затем разными путями отправились из Быхова на Дон — поднимать народ на борьбу против большевиков. С тех пор определение «быховец» стало среди белогвардейцев самым почётным: оно означало, что человек стоял у самых истоков Белой борьбы.

Несмотря на то, что монархические и общерусские настроения в Белоруссии были чрезвычайно сильны (об этом, в частности, свидетельствуют результаты выборов депутатов Государственной Думы Российской империи в белорусских губерниях, на которых убедительную победу одерживали русские имперские националисты), Гражданская война не приобрела на белорусской земле такого же размаха и накала, как в других регионах России. Причина тому — две иностранные оккупации: немецкая и польская. Однако даже в этих условиях одна белая часть из Белоруссии всё же существовала.

В докладе главы Временного краевого правительства Белоруссии Александра Бахановича, отправленном в декабре 1919 г. на имя Сергея Дмитриевича Сазонова — бывшего главы МИД Российской империи, а на момент доклада — министра иностранных дел Всероссийского правительства А.В. Колчака и А.И. Деникина, говорилось: «Нам должно быть позволено формирование русской добровольческой армии в пределах Края, и за кадр формирований должен быть взят Пинско-Волынский Добровольческий Русский батальон, находящийся ныне в составе Польской армии под командованием польского генерала Листовского. Взявши за кадр наш родной и нами созданный батальон, мы в короткое время сумеем создать воинский отряд, достойный нашего Края, который будет считать за честь принять участие в общей работе по созданию нашей Великой России».

Пинско-Волынский добровольческий батальон был сформирован в Пинске в октябре 1918 г. под руководством энергичного офицера, местного уроженца капитана Бохенского. После отступления немцев из Пинска в январе 1919 г. батальон в одиночку оборонял город от Красной армии и двух Полесских повстанческих коммунистических отрядов, однако под давлением превосходящих сил противника отступил к Антополю. Здесь отряд соединился с Войском польским и 17 марта вернулся в Пинск. До конца 1919 г. воины батальона вели бои с красными, а затем влились в состав Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР), прибыв в январе 1920 г. в Крым, где сразу же приняли участие в обороне полуострова (бои под Новониколаевкой и Юшунью). Завершилась история белогвардейской белорусской части 16 апреля 1920 г.: приказом Главкома ВСЮР барона П.Н. Врангеля батальон был расформирован, а 120 его бойцов влились в состав 13-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса.

Помимо Пинско-Волынского добровольческого батальона с Белоруссией были связаны такие культовые для Белого движения персонажи, как Владимир Зиновьевич Май-Маевский, Сергей Николаевич Войцеховский и Михаил Антонович Жебрак.

Май-Маевский происходил из рода мелкопоместных дворян Могилёвской губернии. Окончил 1-й Кадетский корпус, Николаевское инженерное училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Прошёл Русско-японскую и Первую мировую войны, удостоившись высоких государственных наград. Весной 1918 г. вступил рядовым солдатом в Дроздовскую дивизию Добровольческой армии, 15 февраля 1919 г. стал командиром 2-го армейского корпуса Вооружённых Сил Юга России. Руководил Добровольческой армией во время её наступления на Москву, под командованием Май-Маевского белые взяли Полтаву, Киев, Орёл, Курск. Во время обороны Крыма Май-Маевский руководил тыловыми частями Русской армии. Будучи не в силах пережить поражение Белого движения, Владимир Зиновьевич застрелился во время эвакуации из Севастополя.

Генерал Войцеховский был родом из Витебска. Так же как Май-Маевский, он окончил Николаевскую академию Генерального штаба. В период Великой войны участвовал в боевых действиях в Карпатах, был награждён несколькими орденами. С декабря 1917 г. командовал чехословацкими частями, взявшими в 1918 г. Челябинск, Троицк, Златоуст и Екатеринбург. В марте 1919 г. вернулся на русскую службу, возглавив Уфимский корпус. После смерти генерала В.О. Каппеля во время Великого Сибирского ледяного похода Войцеховский занял пост главнокомандующего Восточным фронтом. Руководил наступлением Белой армии на Иркутск. В мае 1920 г. Войцеховский был командирован в Крым для связи с Вооружёнными Силами Юга России, находился в резерве армии генерала П.Н. Врангеля, фактически руководя всей эвакуацией по его личной просьбе. После Гражданской войны жил в Чехословакии, находился на службе в чехословацкой армии.

В историю вошли слова Войцеховского, сказанные им в ответ на предложение возглавить одно из коллаборационистских формирований в период Великой Отечественной войны: «Я большевиков ненавижу, но против русского солдата воевать не пойду!» Несмотря на это, в 1945 году Сергей Николаевич был арестован советской контрразведкой «СМЕРШ» и приговорён к 10 годам заключения за участие в деятельности Русского общевоинского союза. В 1951 г. Войцеховской умер в сибирском лагере, место его захоронения не обнаружено.

В отличие от Май-Маевского и Войцеховского, Жебрак происходил из крестьянского сословия, и его судьба — наглядная иллюстрация того, что белорусские крестьяне в Российской империи не были забитыми дурачками, какими их изображала классическая белорусская литература. При наличии таланта и целеустремлённости выходец из низов вполне мог сделать в дореволюционной России блестящую карьеру.

Михаил Жебрак родился в 1875 г. в семье крестьян Гродненской губернии. В возрасте девятнадцати лет он подал прошение на Высочайшее имя и был определён на службу в 103-й Петрозаводский пехотный полк на правах вольноопределяющегося 2-го разряда. Примерно через год Жебрака зачислили в младший класс Виленского пехотного юнкерского училища, присвоив ему чин младшего унтер-офицера. В 1898 г. он окончил училище по 1-му разряду и был произведен в подпоручики Венденского 178-го пехотного полка. В 1903 г. ему присвоили звание поручика.

Война с Японией не позволила Жебраку поступить в Николаевскую академию Генерального штаба. 9 ноября 1904 г. он был назначен командиром 4-й роты 20-го Стрелкового полка, в составе которого принял участие в боевых действиях на Дальнем Востоке. Японская кампания принесла ему орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орден Святого Георгия 4-й степени и чин штабс-капитана.

Несмотря на полученное во время Русско-японской войны серьёзное ранение и последующий переход на гражданскую службу, Жебрак во время Первой мировой войны подал прошение о возвращении на службу в действующую армию. Оно было удовлетворено 7 января 1916 г. — Жебрака назначили командиром 2-го батальона Отдельной Балтийской морской бригады (вскоре бригада была преобразована в дивизию). В ходе Великой войны он удостоился ордена Святого Владимира 3-й степени с мечами и бантом, ордена Святой Анны 2-й степени с мечами, Георгиевского креста с лавровой ветвью, румынского ордена Святого Михаила Храброго, а также чина полковника.

В конце января 1918 г., узнав о создании в Новочеркасске Добровольческой армии, полковник Жебрак приступил к формированию на базе Балтийской дивизии Сводного Морского Добровольческого полка, который впоследствии соединился с отрядом М.Г. Дроздовского и отправился на Дон для борьбы с красными.

После взятия белыми Ростова-на-Дону Жебрак, проявивший себя как умный и бесстрашный боец, был назначен командиром 2-го офицерского стрелкового полка. К сожалению, ему недолго довелось командовать своим полком. 23 июня 1918 г. Михаил Антонович был убит красными у станции Белая Глина на Кубани.

И в период Гражданской войны, и в эмиграции в Дроздовской семье свято хранили память о Михаиле Антоновиче Жебраке. Ему были посвящены две песни, написанные офицером-дроздовцем Иваном Виноградовым: «Полковник Жебрак» и «Похоронный марш павшим при Белой Глине». Кроме того, в честь Жебрака был назван бронепоезд, действовавший в составе Добровольческой армии на Донбассе.

А вот на родине, в Белоруссии, Жебрак и другие белые белорусы сегодня прокляты и забыты. О них не пишут книги, не снимают фильмы, в их честь не называют улицы и военные учебные заведения. Само слово «белогвардеец» в белорусском общественно-политическом дискурсе стало ругательным. Оно и понятно, ведь белорусские бойцы Белой гвардии сражались не за Великое княжество Литовское, не за Речь Посполитую и даже не за советскую власть. Они проливали кровь за Великую Россию. Разумеется, таким героям нет места в самостийном пантеоне.

Нравится

Тэги:  , , ,

Комментарии читателей (0)