Игорь КУЛЕБЯКИН: Депутатский аккорд

3 сентября, 2017

       Август 1993 года. Страна стремительно приближается к кровавым событиям в Москве. В РФ свирепствует гиперинфляция, зашкаливает реальная (не статистическая) безработица, сотни тысяч протестующих голодных и злых людей устраивают демонстрации и митинги в первопрестольной, которые часто заканчиваются тяжёлыми стычками с полицией и перекрытием дорог. В государстве Российском нагло беспредельничают бандиты, рэкетиры, мошенники и прочие «приятные» во всех отношениях люди. Граждане бывшей империи чувствуют себя брошенными властью, беззащитными перед уличной и организованной преступностью, вынужденными постоянно бороться за своё физиологическое выживание. Россию захлёстывают «девятый вал» наркомании и алкоголизма, обвальный распад семей, беспризорность, проституция и тотальное моральное разложение подавляющей части населения, особенно молодёжи. Стремительно растёт «армия» бомжей.

В это время в Обнинске островком хоть какой-то стабильности оставалась государственная медицина. Главврач КБ-8 Владимир Васильевич Наволокин одному ему известным способом умудрялся поддерживать своё «хозяйство» на вполне приемлемом для тех лет уровне. До поры до времени. В августе на сессии горсовета обнародуется информация, что федеральные власти задолжали клинической больнице города науки 600 миллионов рублей (огромная для относительно небольшой организации сумма) и, если срочно ничего не изменить, КБ-8 ждёт коллапс, и горожане в полном объёме останутся без государственной медпомощи. Депутаты действовали оперативно. Председатель горсовета Черноног Владимир Леонидович с «группой товарищей» проводит консультации с администрацией города, в ходе которых предлагается массово выдвинуться в Москву на пикетирования Дома правительства. Ибо в сложившейся ситуации сие было, наверное, единственно возможное средство воздействия на власти РФ. Консультации с чиновниками дали отрицательный результат. Выяснилось, что мэр Обнинска Кириллов Юрий Васильевич категорически против подобных действий. О чём Черноног и доложил депутатам. Владимир Леонидович обратился к народным избранникам и неравнодушным жителям города с предложением собраться в назначенный день, утром, у стен городской администрации и выдвинуться на автобусах в столицу нашей нещадно реформируемой Родины. В день «Х» у здания мэрии собралась, прямо скажем, не сильно большая группа потенциальных пикетчиков. Оказалось, что руководители базовых предприятий города солидаризовались с позицией главного чиновника Обнинска и настоятельно не рекомендовали своим сотрудникам поддерживать взбунтовавшихся депутатов. Поэтому в Москву выдвинулся относительно небольшой отряд (кажется, на двух автобусах), состоявший из горстки депутатов и группы общественников. Мне посчастливилось ехать в головном ПАЗике. Люди были настроены по-боевому, пребывали в хорошем настроении и морально поддерживали друг друга.

Прибыв в Москву, мы встали в длинную шеренгу у Дома правительства, с плакатами, разных величин и веса, в руках. И тут выяснилась интересная вещь. Из всех депутатов только у меня оказался нацеплен на рубашку депутатский значок (остальные постеснялись взять с собой в поездку столь важный «знак отличия»). Народные избранники слились с общей массой протестующих, никак себя не обозначив, чем статусно значительно принизили уровень протеста. Это сразу сказалось на качестве переговоров с высоким начальством. Ибо через какое-то время нас заметили в правительственных окнах, и кто-то таинственный и важный послал к нам на переговоры солидного, уверенного в себе делового дядю. «Парламентёр» оценил ситуацию, выяснил требования пикетчиков, понял, что перед ним не официальная делегация, а всего лишь частные лица - представители общественности, и удалился с докладом к руководству. Ответ государственных мужей из Дома правительства, в итоге, можно охарактеризовать следующим образом: мы всё поняли, «нам надо посоветоваться с товарищами, зайдите на недельке», только, конечно, не всем скопом и официальным образом. А сейчас - грузитесь в свои транспортные средства и езжайте в свой славный наукоград. Мы, в Доме правительства, вас всех очень любим, ценим, уважаем и ваши требования услышали. Будем думать.

Протестующие не оценили вежливых обещаний (и пожеланий) визитёра из правительственных кабинетов и продолжали «держать строй» у стен неприступного Дома. В какой-то момент мы заметили, что вокруг нас начинает формироваться милицейское «облако», быстро разрастающееся и принимающее на глазах вид грозовой тучи. Становилось тревожно. Кто-то начал считать прибывающие милицейские автобусы и автомобили. Ко мне подошёл капитан милиции и сказал, примерно, следующее:

«Слушай, парень, я всё понимаю. У нас тоже семьи, денег не хватает. Мы не против вас. Только поступило указание, выдавить вас вон туда. А там можете пикетировать сколько угодно, только не шуметь и больше никуда не выдвигаться, а то будем жёстко «винтить»» - (от автора - в том месте нас было никому не видно. Причём, не только жителям важного Дома, но даже проезжающим мимо нашего стояния автомобилистам).

Я ответил:

«Жаль, что в стране так всё сильно поменялось. А ведь Россия - это парламентская республика и депутаты здесь - самые главные».

И показал капитану на свой депутатский значок. Милиционер изменился в лице и неприветливо спросил:

«Кроме Вас ещё депутаты есть?».

«Не только есть, - ответил я, - а почти вся пикетная группа состоит из депутатов во главе с председателем горсовета. Вместе с депутатами - группа поддержки из местных НИИ».

Услышав это, милиционер почти бегом направился к главному входу Дома. Он был заметно встревожен. Его доклад, как выяснилось чуть позже, произвёл феноменальное впечатление. Ситуация изменилась кардинально. К нам снова спустился «парламентёр», доброжелательный, предельно любезный и явно настроенный на конструктив. Выяснив, кто в нашей группе есть председатель горсовета, он предложил Владимиру Леонидовичу погрузить всех пикетчиков в автобусы и под милицейским сопровождением проследовать к «резиденции» министра здравоохранения РФ Нечаева Эдуарда Александровича.

Мы не могли понять причин изменившейся ситуации, но радостно приняли обнадёживающие предложения властей. Через какое-то время нам «кулуарно» сообщили: пикет был замечен Черномырдиным из своего рабочего окна, это вызвало раздражение председателя правительства, и Виктор Степанович дал указание немедленно прекратить «безобразие». Но тут, как на грех, капитан милиции случайно узнал о реальном составе протестующих, сие тут же довели до В. С. Черномырдина, который быстро поменял своё решение в отношении «понаехавших» недовольных жизнью провинциалов и приказал положительно решить вопрос по финансированию обнинской медицины.

Перед загрузкой в автобусы ко мне пошёл Черноног и попросил «на прокат» мой депутатский значок. Пришлось поделиться. Раз нужно, то нужно. В конце концов, депутатское удостоверение всегда было со мной.
Мы с помпой, как победители, поехали к министру. Впереди и сзади наших автобусов следовали ГАИ-шники, эффективно расчищавшие путь обнинским «бунтарям» до самых министерских покоев. На проходной здания министерства здравоохранения пикетчиков встретили вежливо, предупредительно, почти ласково. Депутаты прошли внутрь помещения по депутатским удостоверениям, остальным очень быстро выписали разовые пропуска. Нечаев ждал обнинцев в своём кабинете и принял делегацию радушно, по-родственному. Мы расселись по обе стороны огромного стола Эдуарда Александровича и доверительно рассказали ему о состоянии дел в медицине первого в мире наукограда. Министр всё понял, правильно оценил, сказал, что в течение двух недель перечислит первые 200 миллионов рублей, а до конца года закроет оставшийся долг. И чтобы делегаты не сомневались в его словах, тут же подписал платёжку на первый транш в 100 с лишним миллионов рублей. К слову сказать, Э. А. Нечаев выполнил всё свои обещания в сроки, обозначенные им во время этой удивительной встречи. Расстались мы лучшими друзьями и обещали в случае необходимости наведываться к министру «на огонёк», попить чайку.

Домой ехали уставшие, чрезвычайно удовлетворённые результатом, с песнями и прибаутками. Часто с удивлением вспоминали переломный момент в нашем 5-часовом стоянии у Дома правительства. Ведь в силу депутатов тогда уже мало кто верил. А тут такое!

Обнинская пресса, помнится, весьма «странно» отнеслась к депутатской «вылазке» в Москву. Где-то даже писалось об унизительном выклянчивании денег народными избранниками у московских чиновниках-реформаторов. Поэтому кто-то из женщин-депутатов достойно ответила через газету «Обнинск» всем злопыхателям сразу. И, вроде бы, верно всё написала. Только вот вышло, что бравые обнинские депутаты, поддерживаемые смелыми общественниками, много-много часов подряд неустанно убеждали высоких чиновниках из правительства в неумолимой правде своих требований и задавили-таки последних тяжестью народных аргументов. «Федералы», в итоге, сдались, и вынуждены были признать необходимость срочно раскошелиться на кругленькую сумму перед местными медиками. Получилась - полуправда, устроившая и чиновников, и начальников пикета. Хотя, какая тут полуправда! Пролетели бы все, как фанера над Парижем. Если бы не один депутатский значок и ключевой диалог между капитаном милиции и рядовым депутатом Обнинского горсовета. Такая вот finita la commedia!

 

Нравится

Тэги:  , , ,

Комментарии читателей (0)




НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard