Игорь КОПЫЛОВ: Защита крепости Осовец как образец русского военного искусства

27 июня, 2017

28 июля 1914 года началась Первая мировая война, одна из самых длительных, кровопролитных и трагических по своим последствиям войн в истории России. Наступает сто третий юбилей с момента её начала.

В советские времена эту войну сознательно не замечали – называли империалистической, не более. В годы самой войны - 1914-1917, правительство императорской России, напротив, ввело в обиход для её обозначения термины «Вторая отечественная» или «Великая отечественная». Впрочем, в жизни и памяти её прямых участников, русских солдат и офицеров, она осталась как «Германская война» или «Великая война». Как бы то ни было, России, как государства, после этой войны не стало. На её месте возник СССР. Но это уже иное политическое образование – с другим духом, совсем другими идеями.

Данная статья посвящена одному из заметных эпизодов той войны - подвигу русской армии при обороне крепости Осовец. В отличие от аналогичных крепостей в Бельгии и Франции,  которые были взяты немцами сравнительно быстро, Осовец оборонялся русскими почти год, не был взят немцами с боя, не был ими окружён,  и стал  добычей противника только потому, что русские части получили приказ оставить крепость по стратегическим мотивам. Летом 1915 года русская армия, страдая от недостатка патрон и снарядов,  отступала по всему фронту и покинула шаг за шагом  Польшу, Галицию и Литву. Осовец, таким образом, был оставлен нашими войсками, но не захвачен немцами.

В современной историко-популярной литературе оборона Осовца связывается в основном с так называемой «атакой мертвецов» от 6 августа 1915 года. Но этот эпизод, сам по себе яркий и героический, тем не менее, важен в больше контексте всей обороны крепости и достигнутых общих результатов.

Очень грамотно расположенная крепость

Место для крепости было выбрано русскими военными инженерами как нельзя лучше. Строили крепость больше 100 лет, - с 1795 года, когда эта территория по третьему разделу Польши стала частью нашей Империи, до примерно 1911 года, так и не успев построить всё, что было задумано. Воевать гарнизону крепости  пришлось один раз – в течение года (сентябрь 1914 – август 1915), но именно грамотное географическое расположение крепости и её основных укреплений сделало возможным столь долгую и успешную оборону.

Вначале построили земляные валы и кирпичные укрепления. Но примерно за 25 лет до начала Германской войны начали систематически возводить мощные бетонные, потом железобетонные  форты и другие укрепления, защищали их броневыми щитами и колпаками, соединяли ходами сообщения. Система фортов хорошо контролировала подступы к крепости. Перед ней располагалось три линии полевой обороны. В крепости к началу 1914 года было более 200 орудий калибром от 57 до 203 мм (главный калибр русских броненосцев в годы Японской войны).

Обойти крепость было невозможно. С севера и юга её окружали обширные и непроходимые болота. Таким образом, Осовец запирал своими фортами кратчайший коридор от Берлина на Петербург. И был немцам как кость в горле.

 

Удивительно, но гарнизон крепости был сравнительно невелик. По штатам мирного времени – 4 пехотных роты и артиллерийский полубатальон.  В военное время  в Осовце постоянно находились пехотный полк (полки сменялись), два батальона артиллеристов, роты сапёров и инженерные роты, роты ополчения. Всего около 4000 - 4500 - человек.

Первый штурм

Немцы, первоначально завязшие в боях в Восточной Пруссии, Франции и Бельгии, подошли к Осовцу в сентябре 1914 года и сходу атаковали его передовые позиции силами 40(!) пехотных батальонов (порядка 22.000 человек). При таком перевесе сил, им удалось занять первую линию русских окопов, но огнём крепостной артиллерии части ландвера были остановлены, понесли большие потери и откатились на свои исходные позиции. Не удались ни лобовые, ни фланговые атаки немцев. Сказалось грамотное расположение русских фортов и артиллерии. 13-16 сентября немцы интенсивно обстреливали Осовец, - именно в это время в крепость приехал царь Николай Второй, чтобы оценить ситуацию и поднять дух защитников. Русский царь не боялся быть под огнём врага – и солдаты это видели. Зато верховный главнокомандующий Сталин на фронта Второй мировой не выезжал – не то что под обстрелы – а даже и на третью линию обороны.

После 17 сентября штурм продолжался неактивно – перестрелками. Затем  противник перешёл к планомерной осаде.

 

Огненный смерч и «Большие Берты»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости. После шести дней упорных боёв германским подразделениям удалось занять первую внешнюю линию русских окопов – как и при первом штурме. Но теперь они в них закрепились. Это дало немцам возможность использовать в полной мере свою могучую артиллерию – раньше не позволяло расстояние и рельеф местности.  Под Осовец  переброшены осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также 4 знаменитых «Большие Берты» калибром 420 мм. Снаряд «Берты» весил более 900 кг, от него оставалась воронка до 5 метров глубиной и до 15 метров в диаметре. Психологический эффект от применения таких снарядов привёл к сдаче бельгийской крепости Льеж.

Началась планомерная бомбардировка фортов и укреплений Осовца, она длилась почти без перерывов с 14 февраля по 5 марта.

По воспоминаниям свидетелей, крепость словно погрузилась в огненный ад. Только за одну неделю обстрела в конце февраля по крепости было выпущено около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Осовец был окутан дымом, пламенем, грохот разрывов заставлял людей терять слух, нервы не выдерживали. На некоторых участках воронки от немецких снарядов лежали так плотно, что образовывался лунный пейзаж – ничего живого, голая опалённая земля с глубокими ямами.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях и  потерях среди защитников, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться хотя бы 48 часов. Надо было выиграть время, оттянуть на себя силы германской пехоты и артиллерии. Но защитники крепости продержались намного дольше - ещё  полгода. Огнём русской артиллерии были уничтожены многие немецкие полевые батареи, в том числе 2 из 4 «Больших Берты».

Второй штурм был отбит. Русский фронт выстоял. Но самое главное – основные укрепления Осовца выдержали страшную бомбардировку и были способны продолжать битву.  Разрушения на фортах были восстановлены. Части обороны заменены на свежие. Артиллерия пополнена.

О командном и национальном составе.

С начала войны до января 1915 года гарнизоном Осовца командовал генерал-лейтенант Карл Август Шульман, - немец, родившийся в Финляндии. Потом его сменил выпускник Константиновского артиллерийского училища поляк (из православной семьи) генерал – майор Николай Александрович Бржозовский. Он командовал крепостной артиллерией с 1911 года, и именно он своими грамотными действиями выигрывал у немцев бой за боем.  В ротах ополчения в Осовце сражались на русской стороне польские крестьяне и мещане. Хотя большинство защитников крепости были, конечно, русскими.

Как и многие другие герои Великой войны, Николай Бржозовский не признал Октябрьскую революцию и примкнул к Белому движению.  Летом 1919 года  прибыл на службу в войска Северной области. В июле 1919 года был назначен начальником гарнизона г. Архангельска и окрестностей, в сентябре 1919 года стал заместителем генерал-губернатора Северной области и начальником обороны г. Архангельска. Покинул Россию и в эмиграции, жил в Черногории.

Третий штурм и Газовая атака

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии в Польше и Прибалтике. Восточный фронт трещал. Но Осовец держался.

Германское командование решило применить для штурма крепости отравляющие  газы. Смесь хлора с бромом – то же самое, что в сражении на Ипре. Под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск ядовитого газа.

Участник обороны крепости военный инженер С. А. Хмельков в своей книге «Борьба за Осовец» писал: «Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, большие потери несла во время стрельбы крепостная артиллерия; не участвующие в бою люди спаслись в казармах, убежищах, жилых домах, плотно заперев двери и окна, обильно обливая их водой… Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора…».

Газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Неверно думать, как сейчас пишут, что у «русских не было никаких средств борьбы с газами». Это подразумевает коммунистический тезис о том, что империалистическое царское правительство и его военное командование, якобы,  бросили на произвол судьбы солдат и офицеров в окопах. Это не так. По понятиям того времени, солдаты и офицеры были предупреждены о возможной газовой атаке и получили инструкции, как действовать. Но в 4 часа утра трудно выполнять даже самые мудрые инструкции.

Предполагалось, что действие ядов может уменьшить сжигание пакли и соломы на позициях, подвергшихся атаке, поливание брустверов окопов и земли вокруг известковым раствором, использование респюраторов. Противогазов у гарнизона не было. На практике оказалось, что на полевых позициях выжили в основном те, кто пережил прохождение ядовитого облака в блиндажах с плотно задраенными щелями. Помогали также мокрые тряпки, которыми заматывали голову и спасали дыхание.

Газы нанесли большие потери защитникам русских позиций: 9, 10 и 11-я роты Землянского полка, защищавшие передовую  позицию, погибли почти целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек, от трех рот, защищавших соседнюю позицию, осталось около 60 человек (по штату военного времени в каждой роте состояло свыше 200 человек). Всего в крепости, по отчёту командования, выбыли из строя погибшими и тяжело отравленными до 1600 человек. Неизвестно, сколько из них выжило. Легкие отравления получили почти все.

Вслед за газовой атакой начался обстрел германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим последовало наступление немецкой пехоты силами 14 батальонов , - около 7000 человек.

Атака мертвецов

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше. Нависла угроза захвата противником Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение Осовца.

Комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника в штыки «всем, чем можно». Последующая русская контратака получила название «атака мертвецов» потому, что по всем германским расчетам на передовых русских позициях не мог выжить НИКТО, ни один человек. Но они словно воскресли и пошли в жуткую атаку – обожжённые, кашляющие кровью, отравленные насмерть или около того, не имея или почти не имя шанса выжить, но выполняя свой долг по защите крепости.

Контратаку возглавил единственный, по-видимому, уцелевший на полевых позициях офицер - командир 13-й роты Землянского полка подпоручик Владимир Карпович Котлинский. В этой атаке он погиб и был посмертно награждён Георгиевским крестом 4 степени. Солдаты шли в бой без офицеров – сами. В «атаке мертвецов» участвовало не 60, как обычно пишут, а порядка 300 – 350 русских солдат. Половина 13-й роты, часть 8-й и 12-й роты и, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава, все отдельные уцелевшие из других подразделений.

На острие русской атаки оказался 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии немецкого ландвера. Несмотря на перевес сил не менее, чем в 6 раз, немцы, поражённые русской атакой, не приняли боя и отступили. Вид тех, кого уже не должно было быть на белом свете, потряс солдат противника. По отступающим открыла сильный огонь русская крепостная артиллерия – вслед за 18 полком покатились назад и все остальные атакующие германские цепи. Первая и вторая линия окопов опять  оказалась у русских. К 11 часам утра 6 августа 1915 года штурм был отбит.

По отчётам немецкого командования, на ряде участков их пехота так быстро пошла  вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат – в основном не смертельно отравленными.

Атака мертвецов помогла отстоять Осовец – но вскоре гарнизон крепости получил приказ её оставить. Эвакуация была завершена через 2 недели после героической атаки - 22 августа. Все значимые уцелевшие укрепления и почти всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами. Гарнизон отступал в полном порядке. Немцы не преследовали. Они вошли в Осовец только после того, как убедились, что он пуст - 25 августа.

В целом, русская крепость Осовец полностью выполнила своё предназначение. Её небольшие людские силы и могучая артиллерия почти год сковывали немецкое движение на восток. Крепость не была взята штурмом и могла ещё долго держаться. Только общее отступление русских армий в Польше и Литве привело к тому, что её сдали немцам. Но не крепость конечно сдали – а её взорванные руины.

После войны эта территория стала Польшей. Память о русской боевой славе поляки поддерживать желанием не горели и не горят. Раскопок в крепости не велось. Описаний не делалось. В Польше вообще очень много памятных русских мест времен войны 1914-1918 годов. Дойдут ли когда то до их изучения наши руки и головы?

 

 

Нравится

Тэги:  , , , , , , ,

Комментарии читателей (3)
  1. Вадим:

    Хорошая статья. Говорю как историк. К сожалению, много у нас в прошлом героических боевых эпизодов, которые так и остались неизвестными для широкой публики… Игорь, недавно вышла книга некоего Сергея Сергеева «Русская нация или история её отсутствия». Судя по всему, автор из нацдемов. Книга очень любопытная. Не могли бы вы дать вашу оценку этой работе?

    • Игорь Копылов:

      Автора я хорошо знаю. Он начинал в РОНС. Оценку дам, если прочитаю книгу — конечно.





НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard