Андрей ЛЕСНЯК: Современный русский национализм и Белое движение

29 марта, 2017

Не секрет, что долгое время информационный фон, публичную репутацию националистам создавали ультраправые.
Их молодые, эпатажные и дерзкие действия привлекали внимание журналистов. Их узнавали, под их знамена становились, им помогали. Остальные националисты долгое время были в их тени.

Но ультраправый напор общественного интереса к националистам, во-первых был сбит карательными органами. Во-вторых украинские события увели многих из «непримиримых» за грань полного маргинализма. Украинский флаг в руках, сегодня, это гарантированный билет туда. Но самая главная проблема ультраправых и в принципе «правого движа» состоит в отсутствии чёткой идеологии, отсутствии ясной картины будущего русской нации. И потому «правый движ» как форма должен уйти в прошлое. Уже уходит.

Государственной идеологией РФ является левый либерализм, столь же русофобский, как и советский социализм.

В обществе по-прежнему живо разделение на «белых» и «красных». Разделение мировоззренченческое, идеологическое. С падением Союза этот раскол - никуда не девшийся после окончания Гражданской войны, просто ушедший в подполье – вновь обострился. В быту, на телевидении и в Сети идут яростные споры о правоте той или иной стороны, и не только между политиками, историками и экономистами – но между обычными гражданами.

Противостояние между «красными» русскими и «белыми» русскими столь актуально не потому, что мы по-разному оцениваем роль Ленина или Деникина. Тот, кто так думает и призывает к леопольдовскому миру, ничего в дискурсе не понимает. Оно актуально потому, что мы разные русские. Мы настолько разные, что даже удивительно, что мы один народ. Мы настолько разные, что совсем не удивительно, что в Гражданскую войну, погибло свыше 10 млн., и потом ещё больше – в ходе репрессий. В чём же заключается эта разница?

Красные за приоритет интересов общества и государства над интересами личности и, соответственно, за сильную авторитарную власть. При всех экивоках и оговорках, рано или поздно, красный и даже розовый приходит к восхвалению Сталина. Это Прилепин, Калашников и другие.
Белые за приоритет прав личности и уже, как общность интересов индивидов - политической нации, над которой уже точно не должно доминировать государство. Не нравится слово демократия, пусть будет самоорганизация, но она обязательно должна быть, как на местном, так и национальном уровне. Принципиально для белых наличие воли и силы самим решать свою судьбу, что и делает нацию нацией. В российской истории эти проявления были фрагментарными, но они были: Городские Вече и Земский собор средних веков, Земское самоуправления с конца 19 века, Дума в начале 20-го.

Красным принципиально важны социальные гарантии. Опять-таки все должны быть встроены в экономику, как винтики, с рассчитанным функционалом и пайкой.
Белым принципиальны социальные лифты – с доступом к образованию и информации, со свободой ведения бизнеса.
Казалось бы, сегодня это всё мелочи и нюансы и вполне можно было бы подготовить какой-нибудь манифест, устраивающий всех. Проблема в том, что красные и белые саму русскость понимают по-разному, а значит, у нас просто разное понимание русского будущего.

Русские – это, прежде всего, белые европеоиды. Потомки славян и европейских народов, проживавших на территории России с момента зарождения, включая некоторое количество метисов, родившихся в смешанном браке или имеющих предков из других народов. Всё, все остальные являются русскими только в гражданском и/или культурно-религиозном плане. На сегодня, русские являются самым большим разделённым народом в мире и единственным в мире народом, не имеющим в государстве, в котором проживает, правовой субъектности.

Это является прямым следствием политики большевиков – создание государства, в котором белое большинство было принижено в угоду национальным меньшинствам. РФ является прямым наследником этого государства, и его политика, как и административно-территориальное устройство, направлено на поддержание этого апартеида. Левый либерализм, сменивший советский социализм в роли государственной идеологии, ничем не отличается от него в части русофобии. Эта ненормальная ситуация дошла уже до того, что даже кавказские народы, являющие, по факту, бенефициарами этого государства, начали уже заявлять о том, что положение должно быть исправлено и русские должны занять своё законное место государствообразующего народа не на словах, а на деле.

Белые народы – всегда были, есть и будут наиболее успешной социальной группой, которая кормит всё государство. Белые, при истинном равенстве возможностей, отсутствии государственных перекосов в поддержке «цветных», монополизации отраслей отдельными группами всегда занимают верх социальной лестницы. 80 лет назад в Европе это объяснялось наличием «арийского творческого начала». Начало это, как считали, коррелируется с фенотипом, собственно, поэтому, и мерили черепа. Однако уже тогда было понятно, что корреляция эта не такая четкая и жесткая. Отказ от расовой теории как раздела биологической науки после войны был связан не столько с проигрышем Третьего Рейха (эти идеи и в Америке имели множество сторонников, да и сейчас имеют) связан с сугубо научными опровержениями. Расовая теория не учитывала огромную роль мелких перманентных мутаций, способных исказить наследственные признаки до неузнаваемости за несколько поколений жизни популяции.
Кризис ультраправой темы привел к идеологическому прорыву. Не надо «арийское творческое начало» искать в цвете кожи. "Арийское творческое начало" надо искать в «арийском творческом начале». В правых ценностях. В ценностях индивидуальной свободы, которая позволит каждому быть тем, кто он есть и занять то место, которого достоин. Это движение так называемых Новых Правых конца 60-х - начала 70-х (Ален Бенуа, Юлиус Эвола). На волне послевоенного левого качка маятника, эти идеологи были мало востребованы. Но сегодня пришел их час. В Европе происходит ренессанс правых партий. Но это не те правые, что раньше. Они более респектабельны и потому более привлекательны.
До середины 20 века националистические движения Европы (национал-социализм, фашизм, фалангизм и т.д.) приходили к власти силой уличных бойцов. Демократические порядки нового времени привели к изменению правил. Кучка пассионариев уже не могла изменить историю и националисты пребывали в забвении. Ключиком к душе обывателя стало апеллирование к его карману. Фламандское движение существует больше 50 лет, но оно не могло выйти на оперативный политический простор, пока не родило (переводя на наш новояз) "Хватит кормить Валлонию". Британцы проголосовали за выход из ЕС, держа в уме "Хватит кормить Евросоюз с его мигрантами". Каталония поднялась на теме "Хватит кормить остальную Испанию". До этого все воззвания к национальному самосознанию мещан были тщетны. Этим объясняется, что в России лозунг "Хватит кормить Кавказ", был стабильно популярнее "Россия для русских". То есть, экономическая свобода (настоящая с социальными лифтами, без чудовищных налогов в пользу "южан") - это не просто развитие правого дискурса в идеологии, это еще и единственный путь реализации национальной идеи.

В России аналогичную программу начал реализовывать и не закончил Столыпин, а до него над реализацией этих идей работал Витте. Это было то направление, в котором развивалась Российская Империя – построение национального государства, в котором русские будут занимать основополагающее место, место «первого среди равных». Однако для того, чтобы реализовать эти идеи, русскому национализму нужно приобрести респектабельность, что невозможно сделать, просто шагнув в современное политическое поле с улицы. Для этого нужны политические партии. Невозможно совершить качественный идеологический скачок, не разбежавшись. Отправной точкой для такого разбега должна стать практика русских националистических партий и движений начала 20-го века – Всероссийский Национальный Союз, Отечественный патриотический союз, Союз русского народа и других. Сегодняшние русские националисты должны обратиться к опыту предшественников, чтобы, оперевшись на него, разработать новую концепцию развития политического национализма.

Другими словами, мы прежде должны вернуться к той самой «Белой идее», которую защищало Белое движение в ходе Гражданской войны. Сделать шаг назад, чтобы завершить процессы, начавшиеся в 1905 году манифестом от 17 октября, и прерванные событиями 1917 года.

Если говорить образно, то для дальнейшего развития, прежде чем надеть деловой костюм современного политического деятеля, русским националистам нужно сменить скинхедский «бомбер» на мундир белого офицера. Наше будущее – в преемственности.

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (17)
  1. Павел:

    Ну и каша в голове и автора. Между прочим, он сам является левым либералом. Что до преемственности, то нельзя не согласиться, что белое движение в целом было либеральным. Потому и потерпело поражение. Нужно делать выводы, а не наступать на те же грабли.

    • Игорь Копылов:

      Чтобы оценивать Белое движение, нужны не только политические измерения (правый-левый, монархист-социалист и проч) — но такие чисто человеческие качества как Честь, Жертвенность, Достоинство. Утверждающие, что Белые были либералами, пусть на меня не обижаются — не в сотоянии понять, что это за качества. В нашей жизни они вообще крайне редки. Где же им понять Белое Движение?

  2. Павел:

    Утверждает автор, а я всего лишь с ним согласился (в данном конкретном пункте)! Ваша претензия к автору?

  3. Павел:

    Пожалуйста, «белые за приоритет прав личности и уже, как общность интересов индивидов — политической нации, над которой уже точно не должно доминировать государство. Не нравится слово демократия, пусть будет самоорганизация».
    Выпячивание на первый план «прав личности» и политическая нация, как сумма интересов индивидов — это типичный либерализм. Для тех, кто в теме, дополнительные пояснения излишни. Тут же у него и «демократия», которую он, правда, не прочь переименовать. Но дело же не в названиях.

    • Игорь Копылов:

      Конечно, делов сути. Национализм — любой, как раз и добивается для членов своей нации не рабского подчинения у государства, а свободы. Нет тут никакого либерализма — это и есть суть национализма. В России национализм и не может быть другим. Либерализм — это атеизм, материализм, отрицание морали. А любое признание приоритета государства — это социализм.
      Как я понял, вам не нравится принцип самоорганизации?

  4. Павел:

    Принцип мне нравится, но о самоорганизации нет смысла говорить без конкретизации этого понятия. Мафия тоже форма самоорганизации. Вам нравится мафия?
    Либерализм тоже добивается свободы от рабства у государства. Либералы крайне не любят социализм и тоталитаризм. В чём же отличие? Атеизм и материализм, говорите? Но если вы принимаете организационные принципы либерализма — атеистические и материалистические, то вы и есть атеисты и материалисты. Даже если после этого вы в церкви со свечкой постоите.
    Так что же такое ваш национализм, если не другое название либерализма?

    • Игорь Копылов:

      Современный либерализм, как Вы понимаете, отрицает нации и стремится к их смешению. В этом его коренное отличие от национализма. Организационные же принципы везде одинаковые — разные духовные ценности. Организация — это инструмент, а не цель. Впрочем, вы может привести мне в пример национализм любого современного белого народа, который отрицает права личности, экономическую независимость человека от государства, отдаёт контроль за жизнью нации властям страны. Еслм Вы такой найдёте — тогда и обсудим.
      Пока же мне кажется, вы просто не понимаете, что национализм и стремление к личной свободе человека неотделимы друг от друга.

  5. Павел:

    «Организационные же принципы везде одинаковые — разные духовные ценности».

    Ваше коренное заблуждение. Организационные принципы не существуют сами по себе, они коренятся в духовных ценностях, которые выражают. Организация это идеология, воплощённая в реальности. Поэтому для каждой идеологии организационные принципы свои собственные. К примеру, Иван Солоневич весьма толково показал принципиальное различие русского собора и западно-европейского парламента при всей их кажущейся похожести. Если ваша организация ничем не отличается от либеральной, то значит, вы и есть либералы.

    Все мы желаем прав личности. Но одно дело провозглашать их в качестве лозунга, а другое – проводить политику, реально утверждающую права человека. Пока же дела у нас обстоят таким образом – всякое провозглашение прав человека через короткое время приводит к тоталитаризму, хоть в начале прошлого века, хоть в конце.

    «Современный либерализм, как Вы понимаете, отрицает нации и стремится к их смешению. В этом его коренное отличие от национализма».

    Правильно, но не совсем. Существует чистый либерализм – глобалисткий, космополитический, интернациональный. И есть либерализм местный, национал-либерализм, который, принимая в целом идеологию либерализма, выступает за сохранение наций. Но вполне понятно, что если вы уже приняли либеральную идеологию, то всё остальное становится беспочвенными хотелками, которые рассеваются как утренний туман при соприкосновении с реальностью. Национал-либерализм есть лишь подготовительная ступенька к чистому либерализму, не более того.

    • Игорь Копылов:

      Опять рассуждения, дорогой Павел. Впрочем, вы мимолётом коснулись дела в словах «ваша организация». В том то и дело, что мы основываемся не только на истории, но и на практике. И нюансы разных практических вещей неплохо понимаем.
      Что то мне подсказывает, что вы, напротив, никакого опыта работы ни в какой русской политической организации не имеете. Если я не прав, докажите обратное, но без теории, на примерах, ладно?

  6. Павел:

    У всякого своё амплуа. Жаль, что вы этого не понимаете, но теория это тоже «дело». Без качественной выверенной теории любая практика приводит к ничтожеству, один из многих примеров чему и «ваша организация». Благодарю за возможность высказаться. Если мои «рассуждения» кого-нибудь зацепят и стимулируют мыслительный процесс, время потрачено не зря.

    • Игорь Копылов:

      Улыбнулся так как иного и не ожидал. Пишите и дальше, если будет желание. Ваши тексты действительно важны — и ведь вы далеко не один.

  7. Павел:

    Понимаю, когда нечего возразить по существу, надо дискредитировать оппонента — приём известный. Вам показалось, что цель достигнута, и вы довольно заулыбались. Но именно что показалось. Речь шла не о практической деятельности, а об общих принципах (как и в статье Андрея). А с этой материей дело обстоит как в поговорке — со стороны виднее. Явления общие действительно гораздо яснее видны с дистанции, нежели людям, вовлечённым в поток событий. Так что поводов для улыбок и самодовольства не вижу — ни для Вас лично, ни для русского движения в целом. Извиняюсь за ещё одно рассуждение.

    • Игорь Копылов:

      Ну и покажите нам со стороны, почему мы должны подменять Богом данный принцип свободы воли человека (который вы назвали либеральным) какими то другими принципами?
      У меня нет задачи Вас дискредитировать, потому, что это ничего не меняет. Вы как раз тот самый абстрактный оппонент, о котором нельзя говорить ничего личного.
      Дажа каша неспособность видеть ответы по существу тоже говорит о вашей ангажированной абстрактности.

  8. Павел:

    Моя личность в данном случае не имеет никакого значения, на моём месте мог оказаться любой. Огромное большинство русских людей не состояло ни в каких организациях и не собирается в них состоять. И вы серьёзно думаете обращаться с этим большинством подобным образом: мы, ветераны русского движа, всё лучше вас дураков знаем, а на ваши детские глупости можем только снисходительно улыбаться? Или я плохо знаю наш народ, или последний работяга вас, таких красивых, пошлёт лесом. Подумайте хотя бы об этом.

    • Игорь Копылов:

      Отнюдь. Советы любого работяги, знающего жизнь, мы выслушаем. Ведь работяга — человек практический. А в ваших рассуждениях не видно ничего, к сожалению. Кроме, пожалуй, анонимного самовыражения.

  9. Павел:

    Нет, не выслушаете, это только слова. Вы привыкли слушать только сами себя.
    Теперь моя очередь улыбаться. Всего несколько дней назад мои тексты были «действительно важны». Парочка нелицеприятных реплик и — в них уже «не видно ничего». Как это быстро у людей… практических!





НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard