Андрей ЛЕСНЯК: Национальная культура как основа национализма

19 марта, 2017

История европейского национализма неразрывно связана с историей понятия «национально–освободительное движение», в свою очередь уходящего корнями в глубокую древность. Всякая борьба за суверенитет и право на национальное самосознание неизбежно рождает идеологию, неотъемлемой частью которой является национализм как стремление защитить свои национальные интересы, традиции, обычаи, язык, материальную культуру.

Первые националистические концепции как таковые появились в 13-м веке - в Италии и Ирландии. Обе страны боролись за независимость, Италия к тому же пыталась преодолеть внутренний конфликт – феодальную раздробленность. Впоследствии развитие понятия «национализм» осуществляли другие страны континента, а потом и мира. Отдельный вклад внесли страны Восточной Европы, а также Балканского полуострова.

Целью моего небольшого исследования является изучение опыта европейского национализма и анализ тех его аспектов, которые могли бы быть использованы сегодня – в частности, защита национальной культуры.

Бесспорно, золотым веком национализма можно считать девятнадцатый век, когда по всему миру происходили революции, заканчивавшиеся либо созданием собственного государства, либо реформами в рамках империй. В силу исторических обстоятельств национализм в России пошел своим путем и к указанному периоду оказался в тупике. Увы, но последовательное и логичное развитие русского национализма было прервано сначала убийством царя Александра II и сворачиванием политических реформ, а затем Октябрьской революцией 1917 года. В советский период российской истории национализм в любой форме преследовался как инакомыслие. С окончанием этого периода русский национализм снова вышел на политическую арену.

Распад Советского Союза и сопутствующий ему ультранационализм в национальных республиках, а также рост этнической преступности, увы, дали толчок негативным явлениям - появлению шовинистских идей на базе национал-социалистической идеологии, прямо противоречащей сути русского национализма. Еще раз – германский национал-социализм не друг и не товарищ русскому национализму. Они диаметрально противоположны и категорически враждебны.

Из всех разновидностей национализма мне более всего интересны ирландский, еврейский сионизм и национализм стран бывшей Австро-Венгерской империи – несмотря на то, что венгры и славянские народы боролись преимущественно раздельно, развитие их национально-освободительного движения протекало в примерно одинаковых условиях. Что касается сионизма, то должен напомнить следующее.

Прежде всего, это уникальный случай национализма - национализм народа, не имевшего своей земли и государства в течение очень долгого времени. История преодоления противоречий между сторонниками разных форм иудаизма, разных политических взглядов, разных внутриеврейских этнических групп – это важный этап в истории национализма вообще, который следует изучить. Кроме этого, изучение сионизма позволяет понять историю и характер самого еврейского народа, знанием чего большинство антисемитов похвастаться не могут.

Прежде всего, в основании любого национализма лежит культура народа – духовная и материальная. Материальная культура – это одежда, кухня, предметы быта, ремесла, характер архитектуры. Духовная культура – это язык, фольклор, литература и поэзия на родном языке, музыка, хореография, скульптура и графическое искусство. Разумеется, эти понятия, духовной и материальной культур, включают гораздо более обширную совокупность факторов, но я говорю об основных. Время идет и развитие цивилизации меняет лицо любого народа. Но всегда остается его суть, то, что называется менталитетом и национальными особенностями, национальным колоритом. И одной из главных задач любого разумно мыслящего националиста является сохранение этого колорита. Как писал классик «Любовь - не вздохи на скамейке и не прогулки при луне». Точно так же и национализм – это не ношение, условно говоря, везде и всюду косоворотки, кухлянки или черкески, это внимательное и последовательное постижение истории и культуры своего народа, своей нации.

Когда Англия завоевала Ирландию - то главным пунктом политики оккупационных властей было уничтожение местной самобытности. Запрещалось все ирландское – вплоть до танцев, которые ирландцы все равно изучали и танцевали в подполье. Прежде всего, естественно, досталось духовной культуре, так как она, будучи нонкоформистичной, всегда является главной опорой инсургентов, в отличие от материальной, которая более подвержена трансформации. В 19-м веке, вследствие неизбежных реформ в Британской империи, многие запреты были сняты, однако духовная культура по-прежнему сохраняла оппозиционный, повстанческий характер. В Ирландии была примерно такая шутка: «Как узнать ирландского интеллигента? Он одет в длинный плащ, держит в кармане «Улисса» и у него значок кружка по изучению ирландского языка». Вроде бы смешно, но не совсем. Само появление такой шутки означает, что такие кружки существовали повсеместно и ирландская интеллигенция их методично и открыто посещала. Этот значок был не просто значком – он был демонстрацией того, что человек причастен к своей национальной культуре. За это не арестовывали, однако это был своего рода вызов - ирландец подчеркивал, что он ирландец, а не англичанин.

И это тоже было проявлением национализма, далеко не единственным. Была создана организация – «Гэльская лига» - которая занималась возрождением ирландской национальной идентичности. Эта организация до сих пор существует, между прочим, и по-прежнему занимается своим делом. Такие же организации существовали и в Австро-Венгрии, но это уже другой разговор.

Австро-Венгерская империя была дуалистичной монархией, официально у нее было два центра – Вена и Будапешт. Государственными языками были немецкий и венгерский. Однако на практике венгерская национальная компонента подавлялась. Онемечивание было всесторонним, а венгерская интеллигенция была разобщена, что, кстати, стало одной из причин поражения Венгерского восстания 1848 года. Парадоксом венгерского национализма 19-го века можно считать отрицание национальной идентичности словаков, тесно соседствовавших с венграми. Да и что говорить, если национальным поэтом Венгрии считается Шандор Петефи - этнический словак, настоящее имя которого Александр Петрович.

Венгерские националисты не нашли общего языка ни с чехами, ни с сербами, ни с хорватами. Что обусловило в итоге их одиночество в борьбе с австрийской короной, и полную беспомощность вплоть до Первой Мировой войны, положившей конец империи.

Славяне же, в силу природного отторжения всего чужого, свои особенности защищали с упорством обреченного. И даже чехи, наиболее пострадавшие от онемечивания, все равно остались верны славянскости. Об отношениях чехов, венгров и австрийцев можно судить по роману Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка». И, тем не менее, несмотря на ассимиляционную политику короны, повсеместно существовали общества, клубы, кружки, средства массовой информации, имевшие в названии слова «Славянский», «Чешский», «Сербский», «Польский» и так далее, или не имевшие, но все равно носящие славянский, националистический характер.

Последним я рассмотрю сионизм. В первую очередь сионизм как национализм интересен тем, что под его знаменем рассеянный по всему миру народ самоорганизовался, вновь осознал себя как единый, сумел создать государство и сумел его защитить. И что очень важно, во многом сионизм носил характер НЕрелигиозный, что для испокон веку исповедующего иудаизм народа было просто удивительно. Понимание своей национальной идентичности не только через призму веры – это очень интересный момент. И еще одна примечательная черта сионизма – кроме идеологии самоосознания, собирания и построения нового еврейского государства он содержал в себе экономическую модель, на основе которой впоследствии была построена одна из самых развитых экономик в мире.

«У сионизма, и главным образом у социалистического его направления, которое было ведущим на протяжении десятков лет, были и ясные социальные цели. Социальный сионизм отстаивал возвращение евреев на свою землю, в том числе в смысле возвращения к природе, сельскому хозяйству и обработке земли.

Он хотел, тем самым, и обновить, усилить связь между народом и его землей, и построить пирамиду занятости, воспринимавшуюся как «нормальная», которая базировалась бы на широком основании - крестьянах и рабочих. Желание сионистов вернуться к работе на земле и работе над собой было своего рода реакцией на антисемитское представление о еврее как торгаше и ростовщике, но в нем находила свое выражение и вера в то, что такова должна быть структура «нормального народа», а также страстная приверженность социалистического сионизма равенству.» (С) Беньямин Нойбергер.

Да, это социализм, однако в данном случае он весьма неожиданным образом переплетается именно с национализмом. Почему? Потому что жизнь на земле, фермерская, крестьянская жизнь возвращает людей к их традиционному образу жизни, к исконно национальному образу жизни. «Я в своем доме, на своей земле, среди своих родных, своих друзей, своих соотечественников. Это моя страна. Я (имярек)». И это верно для всех, будь то евреи, русские, шведы, монголы или эфиопы. Нужно возвращаться к корням, хотя бы время от времени, чтобы не забывать, кто ты есть. Да, и в городах есть люди, хранящие национальные традиции, но традиционная национальная культура началась с земли, и без нее ничто существовать не может.

Подводя итоги, хочется сказать следующее. Национализм, под каким бы флагом он не выступал – либерально-демократическим, социалистическим, неоконсервативным или еще каким – не может существовать в отрыве от материальной и духовной культуры нации. Именно эти два фактора должны лежать и лежат в основе истинного национализма. Национализм проистекает от стремления возродить, сохранить и защитить эти составляющие национальной самобытности. Иного не дано.

Далее. Он не может базироваться на противоречащей ему идеологии, так как сам является идеологией конкретного народа. Всякая современная нация, исключая не ассимилированных мигрантов – это конгломерат. Национализм в интересах только одной части конгломерата – это распад и гибель нации.

И последнее. Национализм, как рациональное, здоровое движение, должно противостоять порокам общества - курению, алкоголизму, наркомании, преступности, жестокости в семье и школе, коррупции и нигилизму, и других негативным явлениям. Нужно бороться за людей, невзирая на непонимание и даже противодействие. С верой в себя, соратников и Господа Бога.

Нравится

Тэги:  , , , , ,

Комментарии читателей (1)
  1. wps:

    Историк и политический философ Владимир Леонидович МАХНАЧ :

    «Есть три УСПЕШНЫХ «проекта»,
    альтернативных «советскому проекту» — который ПРОВАЛИЛСЯ:
    — Япония с 1868
    — Финляндия с 1917
    — Израиль с 1948

    В отличие от «советского» проекта, в основе которого лежит ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ —
    все эти три «проекта» — НАЦИОНАЛЬНЫЕ.
    Именно эти страны должны быть для нас «НАИПЕРВЕЙШИМИ ЭТАЛОНАМИ»

    «Три цвета «Россиянского» триколора «БеСиК» (бело-сине-красного) —
    соответствуют трём основным векторам общественно-политических течений :
    — «белые» — русские традиционалисты,
    — «красные» — социалисты,
    — «голубые» — либералы-западники»

    «Черчиль писал, что «любое Государство —
    это заговор Граждан ЭТОГО Государства против всего Остального Мира» —
    с этой точки зрения — «тилигенция» —
    ВСЕГДА выступает против Русского Народа — на стороне КОГО УГОДНО —
    лишь бы ПРОТИВ РУССКИХ»

    «Если подросток провозгласил себя тинэйджером, малорос — украинцем, интеллектуал — интеллигентом — надо взять дрын, а ещё лучше — крапиву — и по капле выпарывать :
    — из подростка — тинэйджера
    — из малороса — украинца
    — из интеллектуала — интеллигента»

    Когда Махначу говорили, что :
    «предлагаемые им меры НЕ-гуманные и НЕ-либеральные» —
    Махнач отвечал, что :
    «он — НЕ гуманист и тем более — НЕ либераст»

    А РАЗВЕ МАХНАЧ НЕ ПРАВ ? !

    До встречи в Константинополе !





Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard