Анатолий НЕСМЕЯН: Технологии протеста

14 июня, 2017

Вместо введения: Данная статья написана в модернистском стиле - это значит, что все основные тезисы в ней, как принято, в частности, в современной американской политологии, не доказываются и не разъясняются - но прямо постулируются. Тем не менее, в ней есть вполне содержательные идеи, которые и делают возможным эту публикацию на сайте РОНС. Для размышления и дискуссии.

Игорь Артёмов.

Для меня всегда были интересны технологии, которыми пользуются для строительства социальных субъектов. События 12 июня 2017 года позволяют сказать, что в России вполне отчетливо появились новые технологии (а главное, люди, их применяющие), позволяющие более эффективно строить новый социальный субъект — протестное движение.

То, что в России вопрос его строительства перезрел, нет никакого смысла пояснять. Хотя и нужно. Действующая власть зачистила политическое поле, выхолостив любую альтернативную точку зрения. Даже номенклатура была построена и загнана в стойло — в нулевые годы была возможность создать полноценную буржуазную демократию, основанную на конкуренции двух номенклатурных страт — федеральной под крышей «Единства» и регионально-отраслевой под крышей «Отечества — Всей России». Но бандитская группировка, озабоченная строительством Mafia State, не была заинтересована даже в буржуазной демократии, а потому в короткие сроки была создана сугубо мафиозная структура управления, названная «вертикалью», хотя в целом она была скорее конгломератом различных ОПГ и каморр, каковой остается и по сей день.

Отсутствие публичной политики, как борьбы интересов разных социальных групп, было переведено в номенклатурные подковерные аппаратные войны, для населения альтернатива была вообще перекрыта наглухо — ему было предписано заниматься политикой лишь фактом прихода на выборы, которые в открытую фальсифицировались, и просмотром четырех основных парадных никчемных мероприятий в год, связанных с публичными выступлениями Путина.

Естественно, что такая ситуация не могла и не может длиться вечно. Отрезанные от политики люди лишены даже иллюзорной  возможности влиять на свое собственное будущее. Власть украла у них не только деньги и страну, она украла у них и у их детей будущее. И это гораздо более страшно, чем просто нищета или безправие. Лозунг Исламского государства «Я не буду жить в унижении» в данном случае универсален и актуален, в том числе и для России.

В такой обстановке первый естественный шаг — строительство именно протестного движения. Только на негативе и отрицании можно набрать критическую ресурсную массу, которая затем должна быть объединена в организационную структуру и вооружена технологиями борьбы за власть. Ничего другого в этом случае придумать нельзя — поэтому первым шагом всегда является создание протестного движения, как основы будущего социального субъекта, ориентированного на смену правящего клептократического мафиозного режима Путина.

Попытка его строительства предпринималась в 11-12 годах, однако лидеры протеста оказались неспособными создать соответствующие оргструктуры  для того, чтобы использовать мощный ресурсный потенциал, самопроизвольно возникший в ходе «болотных» событий. Оппозиция сформировала Координационный совет, благополучно развалившийся. А это, в свою очередь, быстро затушило возникший протестный потенциал, оставшийся без цели.

Последовательность же действий всегда одна и та же: на первом этапе ключевой вопрос — приход к власти. С полной сменой действующей власти или с вхождением во власть без ее тотального сноса — неважно (хотя в случае с Mafia State вопрос однозначен). Второй этап — борьба между группами, в составе коалиции победителей пришедших к власти. Третий — победитель этой борьбы предлагает и (или) навязывает свою программу.

Вторая попытка собрать под себя стихийно возникший ресурс могла была быть проведена в 14-15 годах, когда на волне массовой поддержки идей Новороссии и борьбы за Русский мир (что безусловно шло в полный разрез со стратегией действий путинского Mafia State) вернувшиеся с Донбасса идейные полевые командиры имели колоссальную поддержку в народе.  Но в итоге — нежелание, неспособность или непонимание в постановке задач. Строительство оргструктур, для которых вопрос смены власти и, соответственно, политики в отношении строительства Русского мира был бы ключевым, так и не состоялось. Все структуры занимались ликвидацией последствий катастрофы на Донбассе, которую устроил путинский режим вместе со своими подельниками из Киева. Никто даже не пытался произнести вслух крамольные слова и обозначить не следствие, а причину происходящей катастрофы. Всё это привело к тому, что кредит доверия и людской ресурс были очень быстро исчерпаны и растаяли, как дым. Все по той же причине: нет сформулированной задачи, целью которой является приход к власти — и ваш кредит, и ваш ресурс исчезают. Вне коридоров власти любые ваши самые правильные слова так и остаются словами и благими пожеланиями.

События марта и июня 2017 года выглядят крайне любопытными, так как с одной стороны, уже обозначен протестный ресурс — молодежь. Он составляет очевидное ядро сторонников Навального.  Навальный исключает этап блокирования с другими несистемными оппозиционными лидерами, а значит — заранее пытается проскочить этап борьбы уже с ними. Опыт КС не прошел даром — он и не пытается строить новую координационную структуру.

Однако его ставка на молодежь в таком случае сразу же обозначает и проблемное место его стратегии — долгосрочность. В относительно стабильной стране ставка на молодежь логична, если вы нацелены на 5-10-летний цикл борьбы. За это время ваш ядерный электорат повзрослеет, займет определенные позиции в социуме, к нему подтянется новый молодняк — и у вас под рукой окажется очень серьезный ресурс. На короткой дистанции такая стратегия выглядит более сомнительной. А длину дистанции сейчас определяет как раз неустойчивое положение страны — она ощутимо валится в катастрофу, и долгосрочные, да даже среднесрочные технологии борьбы за ключевой ресурс — людей — могут провалиться только по этой причине.

Окружающая среда создает еще одну систему противоречий, связанную с неустойчивостью окружающей среды. Возникает триалектическое противоречие, прогнозирование которого возможно только в сценарных прогнозах. Уже поэтому ответить на вопрос «как будут дальше развиваться события» однозначно невозможно.

 

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (1)
  1. wps:

    ВОЛКИ ПОЗОРНЫЕ

    Александр Головенко,

    Открытое письмо
    Министру внутренних дел
    В.А.Колокольцеву

    Уважаемый Владимир Александрович!

    Обратиться к Вам меня попросили друзья-журналисты, поскольку в теме митингов я «варюсь» 25 лет.
    Помню, как выглядели первые советские омоновцы в 1989 году, и вижу, как экипированы спецназовцы сегодня, после тех же 25 лет «живительных реформ». Это небо и земля. Тачанка и танк Т-90. Тройка борзых лошадей и Майбах.
    Я согласился написать Вам это письмо, потому что, на мой взгляд, в работе Ваших подчиненных появились очень опасные тенденции, которых не было еще 5-7 лет назад.
    И первая из них – требование Вашего заместителя И.Зубова узаконить т.н. «презумпцию доверия» к полицейскому. Это «когда его действия априори считаются правомерными, — растолковал он сенаторам Совета Федерации. — И только потом должны в судебном или ином порядке доказываться, что он поступил неправильно и превысил свои полномочия».
    Ваш статс-секретарь убежден, что выполнять любое требование полицейского «должно быть у человека в крови». Чего это ради-то? Мы еще не забыли, как добываются «доказательства» с помощью пустых бутылок из-под шампанского.
    Это у полицейского в крови должно быть стремление защищать конституционные права и свободы граждан. С другим пониманием задач ему лучше идти в домоуправы.
    Не буду пересказывать возмущенные комментарии, которыми эксперты и правозащитники встретили великий волюнтаристский почин Вашего заместителя. Ведь он самым беспардонным образом потребовал отменить презумпцию невиновности и целый ряд конституционных гарантий неприкосновенности личности, жилища, прав и свобод граждан.
    Журналисты, блогеры и завсегдатаи Сети и так на каждом шагу сталкиваются с произволом полиции и других спецслужб, которые во время обысков «в интересах дела», но без судебных решений забирают у них компьютеры, планшетники, смартфоны и даже флешки. Обратно их уже не допросишься. А ведь вся эта оргтехника стоит немалых денег.
    Понятно, что у таких пинкертонов чешутся руки найти в памяти компьютера какую-нибудь крамолу, чтобы потом его владельца за нее же и привлечь. Но такой ретивый сыщик забывает, что в той памяти могут находиться и находятся служебные, редакционные и коммерческие тайны, охраняемые законом и Конституцией и не подлежащие огласке. В том числе личная переписка, история болезни, коды и пароли банковских карт и т.п.
    Вот вы, к примеру, Владимир Александрович, могли бы своим приказом запретить противоправную конфискацию оргтехники без судебного решения и возбужденного уголовного дела?
    И, во-вторых, сами-то вы, как министр, как относитесь к оглашенной г-ном Зубовым «презумпции доверия»? Чувствуется же, что «слава» пожизненно осужденного майора Евсюкова не дает ему покоя.
    Доверие общества и граждан надо заслужить, а не пытаться вводить его указным порядком.
    Ведь до самого президента дошла возмутительная история, как 27 мая сотрудники ОВД Арбат захватили на Воздвиженке декламировавшего «Гамлета» 10-летнего мальчишку и, несмотря на его плач, крики: «Помогите» и сопротивление матери (пусть и неродной), отвезли в участок. Зачем? А затем, что составили против нее протоколы, выписав ей приличный штраф «за сопротивление полиции».
    Если бы это был единственный на всю страну случай, то и он должен был, на наш взгляд, вызвать вашу резкую реакцию. Но мы о ней не знаем. Однако уверены: ни при каких обстоятельствах нельзя хватать ребенка на улице, силой тащить его в участок и там допрашивать. Это мерзко, бесчеловечно и не по закону.
    И это не единственный случай «ментовской» беспредельщины. 1 июня в Екатеринбурге разгорелся скандал после того, как четверо «костоломов» силой затолкали в автозак 22-летню маму с грудным ребенком и увезли на допрос. Ей тоже навыписывали штрафов «за сопротивление полиции» на 10 тысяч рублей. В чем тут дело?
    И так, и эдак мы гадали с коллегами, пока не пришли к однозначному выводу. Значит, есть спущенный из МВД бизнес-план по доходам, который подчиненные на местах обязаны выполнять любой ценой.
    И тогда все встает на свои места. Тогда ясно, почему 26 марта на Тверской площади «ястребы» в черной форме арестовали и побросали в автозаки около 1000 участников антикоррупционной акции.
    Ясно и почему 12 июня только в Москве и Санкт-Петербурге они «свинтили» не менее 1600 человек. А они, согласно ст.31 Основного закона страны, имели полное право собраться «мирно и без оружия». Конституция – закон прямого действия и не нуждается в толкованиях господ собяниных и их согласованиях.
    Допустим, организаторы чего-то напортачили, но школьники и студенты, рядовые москвичи чем перед вами провинились? Почему Ваша полиция априори видит в молодых ребятах своих врагов? Почему никто из ваших замечательных генералов не вышел к собравшимся на площади и не объяснил по мегафону то, что мог и обязан был объяснить?
    Потому что, видать, такой задачи и не стояло. Стояла задача иная: повязать и оштрафовать как можно больше школьников, студентов, домохозяек и ветеранов, чтобы выполнить спущенный из МВД план по доходам. Разубедите нас, если это не так.
    Как пожаловалась в Твиттере одна девушка, она и на Тверской-то оказалась случайно. Но и ее полицаи «свинтили», отвезли в райотдел и там навыписывали штрафов на 10 тыс. рублей.
    Если умножить эту цифру примерно на 2000 участников протестных акций, захваченных вашими «чернорубашечниками» в День России по всей стране, то выручка получается вполне приличная – 20 млн. руб.
    И это только за один день. В месяц, стало быть, Ваши подчиненные «заколачивают» на захватах школьников, молодых мамаш, пенсионеров и бабушек сотни миллионов рублей.
    Нет, мы, конечно, не хотим сказать, что эти суммы вы с заместителями делите между собой. Боже сохрани. Какая-то часть, очевидно, идет на госпитализацию и лечение бойцов, укушенных или поцарапанных острыми женскими коготками, на покупку им элитных квартир за перенесенные страдания.
    Определенную часть, доходов, видимо, получает Администрации президента, иначе бы она не благословляла вас на этот сомнительный промысел. Иначе бы господин Д.Песков не имел миллиарды на скупку двухэтажных теремков, квартир, иномарок, земельных наделов. И его безработная, пребывающая в декрете супруга Т.Навка не получила бы в прошлом году «из воздуха» 120 млн. руб., а в позапрошлом 90 млн.
    Если бы у нас было влияние на тот же Фонд борьбы с коррупцией, мы бы обратились к нему с призывом: «Хватит кормить полицию».
    Потому что только она выигрывает от его антикоррупционных шествий, стояний и сидений. Сами же высокопоставленные взяточники и потрошители казны только посмеиваются.
    К вам же хотим обратиться с предложением: давайте перестанем кормиться за счет самых незащищенных слоев населения, которым и так живется не сладко. Давайте не будем бросать в «черные воронки» и штрафовать стариков, подростков и женщин.
    Душераздирающие сцены «винтилова» моментально фотографируют корреспонденты западных СМИ и в своих репортажах представляют нашу страну сборищем средневековых мракобесов.
    Как же надо не любить Россию, чтобы выставлять ее на всеобщее посмешище. Вам за державу не обидно?
    Пока же, глядя на жестокость Ваших «костоломов» по отношению к участникам мирных акций протеста, люди говорят: «Вот ведь волки позорные».
    Вас это не коробит, Владимир Александрович?
    С наилучшими пожеланиями,

    Александр Головенко,
    член Союза журналистов России.





НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard