Александр СЕВАСТЬЯНОВ: БИТВА ЗА РУССКИХ

26 января, 2017

Слово, как известно, не воробей, вылетит – не поймаешь.
Вся лавина негатива, порожденного вбросом в наше общество идеи о законе насчет «российской нации», падает, конечно же, на голову лично президенту Путину. Как говорят в неакадемических кругах, за базар приходится отвечать.
Удивляет в данной связи, впрочем, не столько критическое отношение общества к проекту, сколько сам факт выступления Путина на данную тему. Ведь область национальных отношений, прямо скажем, не его амплуа, никаких успехов здесь, если не считать чеченского пожара, залитого не только кровью, но и бюджетными деньгами, мы у него не видим.
Чтобы понять, почему так произошло, обратимся к истории принятия основополагающего документа под названием «Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации» (утверждена указом свежеизбранного президента Путина в конце 2012), прямым следствием которой является нынешняя инициатива с «российской нацией».
Рассчитали без хозяина
Чем примечательна, в первую очередь, действующая Стратегия национальной политики России, согласно принятому документу?
Это превосходно заметили даже депутаты парламента Якутии из своего далекого далека, написав в отзыве на проект: «Русский народ низведен до понятия “этническая общность”, нет понятия “государствообразующий народ”, самоопределение которого создало де-факто государство Российской Федерации».
Что же на самом деле предлагает Стратегия национальной политики государствообразующему народу России? Что русские – 80 % населения – могут найти в ней для решения своих национальных проблем?
Ответ напрашивается сразу и однозначно: НИЧЕГО.
При первом же взгляде на Стратегию становится ясно, что в ней полностью отсутствует понимание той простой истины, что русский вопрос является ключевым для решения проблемы национальных отношений в России. Да и вообще отсутствует понимание причин межнациональных противоречий и напряженности, как будто текст писали инопланетяне. Не только Манежка-2010, но и распад СССР по национальным границам, похоже, ничему не научили авторов.
Между тем, сегодняшнее положение русского народа не таково, чтобы можно было беспечно отмахнуться от угроз, стоящих перед его национальным бытием. Например, от факта его разделенности, от факта его многоступенчатого геноцида в ХХ веке, от факта его депопуляции, истощения и искажения генофонда, от факта его культурной и биологической деградации, от попыток отделить от него русские субэтносы, как это когда-то уже произошло с украинцами и белорусами.
Надо прямо сказать, что авторы Стратегии национальной политики умудрились полностью, притом демонстративно проигнорировать угрозы и вызовы, стоящие сегодня перед русским народом.
Отчего же так получилось? Почему возник подобный идейный вакуум?
Дело в том, что Стратегию национальной политики в нашей стране России, названной так по имени русских, принимали, можно сказать, без русских и не для русских. Посудите сами: в составе Совета при президенте России по межнациональным отношениям, нашли свое – подчеркну: официальное и полномочное! – представительство многие народы нашей страны. К примеру, армяне, ассирийцы, украинцы, татары, цыгане, карачаевцы, казахи, лезгины, белорусы, поляки, греки, азербайджанцы, евреи, чуваши, корейцы и даже коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации имеют в Совете свое – снова подчеркну! – законное представительство.
И только русские оказались лишены сколько-нибудь легитимного представительства.
Немаловажным приходится считать и то обстоятельство, что руководителем Рабочей группы по написанию Стратегии оказался Вячеслав Михайлов, известный в осведомленных кругах своей русофобией. Ничем не лучше него и два других министра по делам национальностей гайдаровско-ельцинского призыва, Тишков и Зорин (подробности ниже).
В итоге, ознакомившись с пресловутой Стратегией, русский человек может только руками развести со словами: «Без меня меня женили». А еще точнее было бы сказать словами русской поговорки: «Рассчитали без хозяина».
Стратеги национальной политики в России: кто они
Реальными авторы Стратегии, столь показательно игнорирующей государствообразующий народ России, является тройка экс-министров: Тишков, Михайлов, Зорин. Вот они-то и мудруют, заправляя национальной политикой в России с того самого 1992 года, когда в министерское кресло сел демократ «первой волны», либерал гайдаровского призыва, убежденный западник Тишков. Несмотря на отставки, они сумели составить тройственный союз и взять под свой жесткий контроль национальный вопрос в нашей стране. Отчасти это обусловлено личными связями и интересами (например, в 2009 году Тишков «пригрел» научно беспомощного Зорина и сделал своим замдиректора по науке в Институте этнологии и антропологии РАН), но в большей степени – общей идейной платформой. На мой лично взгляд – русофобской.
В этой тройке один – Тишков – является теоретиком, поставщиком идей; двое других – вообще ничего, на мой взгляд, не понимают в теории, зато оба матерые аппаратчики, прошедшие школу партийной и государственной службы. Административным мотором является Вячеслав Михайлов, он больше на виду; главным идеологом – Валерий Тишков. А Владимиру Зорину более всего подходит расхожая некогда формула «… и примкнувший к ним Шепилов», поскольку самостоятельного значения эта фигура не имеет. Однако по обстоятельствам коренник и пристяжные порой меняются местами. Расскажу о них поподробнее, чтобы читателю стало понятнее, в чьих руках находится тот участок мозга президента Путина, который призван осмысливать национальный вопрос. Пойдем от меньшего к большему.
Владимир Юрьевич Зорин родился на Украине, в Виннице, примыкающей к западноукраинским областям, где и рос поначалу. Высшее образование пришлось получать в Ташкенте, в Институте народного хозяйства. Карьеру делал через комсомол и партию, в 1987-1991 гг. был даже членом ЦК КП Узбекистана, а в 1986-1993 гг. – депутатом ВС УзССР. При этом в 1988-1990 гг. занимал пост второго секретаря Каракалпакского обкома КПСС. Выдавленный известными обстоятельствами из Средней Азии в Россию, в 1993-1995 гг. вынужден был работать учителем истории и обществоведения, но потом, видимо, сработали старые связи, и Зорин оказался заместителем руководителя Территориального управления Федеральных органов исполнительной власти в Чечне. Вступив в черномырдинский «Наш дом – Россия», стал в 1996 году депутатом ГД РФ и возглавил там (как очевидец украинской, узбекской, каракалпакской и чеченской этнических групп, надо полагать) Комитет по делам национальностей: судьбоносный ход. В дальнейшем карьера шла привычно – по партийной линии: в 2000 г. заместитель руководителя исполкома Политсовета НДР, затем член президиума политсовета ОПОД «Единство». В 2001 году стал в правительстве Михаила Касьянова министром по делам национальностей («без портфеля», поскольку само министерство было ликвидировано в том же году) и был отправлен в отставку вместе с Касьяновым в 2004 году.
Будучи министром, Зорин не терял зря времени и быстренько, через три года после кандидатской, защитил в 2003 г. докторскую диссертацию по теме «Государственная национальная политика в России: историко-политологический анализ»1. Богатый опыт партийного карьериста помог и тут: Зорин защищался в Академии госслужбы, где профильную кафедру национальных, федеративных и международных отношений с 1998 г. возглавлял бывший министр того же министерства Вячеслав Михайлов. А в научных консультантах (так пропечатано на титуле диссертации) официально числятся два других министра: Тишков и Абдулатипов. Умно! Вот тогда-то Зорин и принес этим сильным мира сего свой вассальный оммаж, что весьма помогло ему в дальнейшем. Ведь на первых же страницах диссертации мы читаем комплименты все троим, которых автор в алфавитном порядке льстиво именует кого «авторитетным исследователем и политиком», кого обладателем «многогранного научного и политического опыта участия в национальной политике», кого «крупным этнополитологом»…
Штампы, клише ельцинской эпохи навсегда, похоже, застряли в уме Зорина. Не имея собственных выношенных и обоснованных взглядов, он «взглянул окрест себя» и обнаружил готовую идейную матрицу Валерия Тишкова, к которой и счел за лучшее прилепиться. В его списке литературы – добрый десяток тишковских работ, а в тексте отчетливый привкус идей «научного консультанта». В частности, в таком выводе-рекомендации, венчающем автореферат докторской: «Обновленная этнокультурная политика в России призвана преодолеть прежде всего жестко групповое видение субъекта политики, который в разных обществах определяется по-разному: этносы, расы, нации, меньшинства и т.д. Академический анализ и политика призваны отказаться от убежденности в изначальном существовании неких социальных группировок людей, по которой у гражданина и у группы в целом есть потребности, интересы и права и даже отдельная “этническая правосубъектность”».
Вячеслав Александрович Михайлов в составе пресловутой тройки выполняет роль резонера, отважно жертвующего своей репутацией, громко провозглашая условленные программные тезисы. Нимало не заботясь о том, что в свое время говорил нечто противоположное. Так сказать, «дедушка старый, ему все равно» – в текущем году ему исполнилось 78 лет.
Михайлов – такой же продукт партийной номенклатуры, как Зорин, только постарше, покруче (как и тот, кстати, он выходец с Украины, но – Западной, что примечательно). И история его, на мой вкус, куда померзее. Многие из нас еще хорошо помнят, как делались карьеры этого класса советских людей. А если кто забыл – Михайлов может считаться эталоном самой отвратительной, партийно-идеологической, породы из всех разнообразных советских карьеристов.
Его alma mater – Львовский университет, где он окончил курс и аспирантуру по высоко конъюнктурной кафедре истории КПСС, защитив в 1970 году кандидатскую диссертацию по теме: «Деятельность партийных организаций западных областей Украины по интернациональному воспитанию населения». Научную ложь и убожество возмещал должностным ростом: работал замсекретаря парткома, затем старшим преподавателем кафедры истории КПСС все того же университета.
С 1972 года Михайлов вовсе ушел на партработу: в 1972-78 годах заведовал отделом пропаганды и агитации Львовского обкома Компартии Украины, в 1984-1987 годах стал секретарем Луганского обкома Компартии Украины. (Триумф «незалежной и самостийной» именно в ту эпоху готовили такие же «интернационально воспитанные» выходцы с Западной Украины, окопавшиеся в органах власти.) А в 1983 году, уже вознесенный в ЦК КПСС, защитил в Академии общественных наук, главной кузнице партийного руководства, очередную диссертацию на ту же тему: «Деятельность КПСС по формированию и углублению интернационалистского сознания трудящихся западных областей Украины (1939-1981 гг.)».
Так делались в те времена научно-партийные карьеры! Сравните темы обеих диссертаций и «почувствуйте разницу». Ну, а результат деятельности КПСС по воспитанию интернационалистов на Западной Украине мы видим сегодня воочию. Это как же надо было изолгаться, чтобы восхвалять несуществующие успехи партийного воспитания! Кто бы из порядочных людей пошел по такому пути? Читать диссертации беспринципного лгуна Михайлова, исполненные демагогии и вранья, тошно – никому не пожелаю.
Однако в Москве ловкий карьерист-партократ, вчерашний «западенец», сумел, однако, стать с 1987 года заведующим сектором теории наций и национальных отношений Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Очевидно, среди партийных бонз за ним закрепилась репутация тонкого знатока национального вопроса. В 1987-1991 гг. Михайлов уже – сотрудник аппарата ЦК КПСС, завотделом ЦК КПСС по межнациональным отношениям.
Партийные структуры, оставшиеся от коммунистов, уже почти ничего не значили при новом режиме, но это не помешало Михайлову продолжать успешную карьеру. В начале Перестройки он и сам мгновенно «перестроился», перекрасился в модный цвет: в 1992 году стал заместителем председателя Исполкома Движения демократических реформ. И вот он уже в 1992-1993 годах – профессор кафедры политологии МГИМО МИД РФ, еще одной кузницы кадров былого коминтерна.
Но, видимо, профессорствовать понравилось меньше, чем руководить, и с 1993 года Михайлов на работе в Министерстве по делам национальностей РФ, где, пересидев троих быстро менявшихся министров, сам стал министром в 1995 году. В 1998 году этот пост пришлось передать Е.С. Сапиро, который вскоре уступил его Р.Г. Абдулатипову. Абдулатипов, человек профессионально подготовленный (редкость на этой должности), открыл в своем ведомстве Отдел русского народа, поручив его возглавить А.В. Никонову. Но в мае 1999 года в кресло министра повторно сел Михайлов…
Что сделал этот новый-старый министр первым делом? Правильно: немедленно разогнал Отдел русского народа и уволил Никонова! Что тому причиной? То ли ярая затаенная русофобия, которую этот «западенец» вывез с собой из Львова? То ли те самые успехи КПСС по воспитанию интернационализма на Западной Украине и лично в г-не Михайлове? У меня нет ответа, но сам поступок слишком характерен, говорит за себя.
К тому моменту, когда Михайлова в очередной раз «попросили» из Миннаца в 2000 году, он уже два года состоял завкафедрой национальных, федеративных и международных отношений Академии госслужбы при президенте России, ректором которой является Владимир Мау, один из тех, кого Михаил Делягин метко называет «светочами тьмы». Где и доживает теперь свой век, козыряя наградами, степенями и званиями, заменяющими, как можно думать, совесть и знания.
Валерий Александрович Тишков – коренник в нашей «тройке», заслуживающий особого внимания. Он политический тяжеловес, до недавнего времени директор, а ныне научный руководитель головного НИИ этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая (ИЭА РАН), убежденный конструктивист (т.е. сторонник теории нации как «воображаемого сообщества») и либерал-демократ первой волны, исполнявший в правительстве Гайдара должность самого первого министра по делам национальностей.
Он оказался в команде Гайдара не случайно. Мы помним, как в 1990-е годы лоб в лоб столкнулись две силы, обе с открытым забралом. За ними стоят два концепта, два видения судьбы России, ее прошлого, настоящего и будущего. «Россия – государство русского народа», – провозгласил Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский от лица одной из этих сил, русской и державнической. «Россия как государство русских в XXI веке не имеет смысла», – ответил ему на съезде СПС премьер-министр Егор Гайдар от лица другой силы, инородческой, русофобской и либеральной.
Понятно, что всем своим существом Гайдару оказался близок Тишков, который прославился публичным разъяснением с трибуны Федерального Собрания, что единого русского народа не существует (в 2013 году на круглом столе «Россия и русские в XXI веке» он вновь заявил, что такой общности, как русские, нет), а также многолетними исключительными усилиями по навязыванию обществу мертворожденного проекта «российской нации» по аналогии с бывшим «советским народом».
Если Михайлов и Зорин в науке – простые конъюнктурщики, мастера-исполнители политического заказа, то позиция Тишкова не случайна, она исходит из его научных и политических (западнических, демократических и русофобских) убеждений. Конструктивист, полагающий несуществующими в реальности такие «конструкты», как раса и этнос, он как ученый занимает сомнительную позицию, руководя изучением того, чего, по его мнению, нет в природе. Какое-то сугубое шарлатанство! Этот своеобразный ученый, вызревший на изучении канадского и американского этнополитического опыта, мечтает пересадить сей «образцовый опыт» в Россию. И не жалеет на то усилий.
Тишков отличается тем, что не верит в будущность этносов вообще. Ну, не будет в будущем никаких там народов-этносов – и отлично! Хороши говорящие за себя названия принципиальных работ высокопоставленного этнолога: «Забыть о нации», «Реквием по этносу» и т.п. Это безнациональное будущее он и стремится приблизить всеми силами для нас по принципу: падающего – толкни.
Большевистская закваска – а большевики никогда ничего не понимали в национальном вопросе и, поскользнувшись именно на нем, погубили Советский Союз – как видим, проступает трупным пятном на всех троих главных толкачах «российской нации». Это очень характерно и многое объясняет. Пусть эти вчерашние коммунисты быстренько перекрасились сегодня в демократов, но мечта о безнациональном будущем человечества оказалась привита к ним накрепко. Боже, храни Россию от судьбы СССР!
Тишков – фигура немалая и неслабая в раскладе политических сил, заметно влиявшая на всю национальную политику начиная с 1989 года. Его карьера как ученого была всецело внеположна России с ее проблемами: и кандидатская (Исторические предпосылки канадской революции, 1969), и докторская (Освободительное движение в колониальной Канаде, 1978) диссертации посвящены «стране кленового листа», как и монография «История Канады» (1982, совместно с Л. В. Кошелевым), и др. С Канады он переключается на Америку: «История и историки в США» (М., 1985), «Коренное население Северной Америки в современном мире» (М., 1990), «Америка после Колумба: взаимодействие двух миров» (М., 1992), «Американские индейцы: новые факты и интерпретации» (М., 1996), «Экология американских индейцев и эскимосов» (М., 1988, ред.) и т.д.
С таким-то багажом, насквозь пропитавшись западными, в особенности американскими, стандартами, установками, критериями, нравственностью и методиками, он принялся судить и рядить о нормах и идеалах межнациональных отношений в России, принялся по этим стандартам и установкам кроить концепцию российской национальной политики. Подобная стажировка «демократа первой волны» как нельзя более устраивала антирусскую либерально-демократическую власть, пытавшуюся во всем переделать Россию на западный манер. Что и отразилось на карьере автора.
Говоря о научных и общественных «заслугах» Тишкова, нельзя не упомянуть, скажем, о его вкладе в российскую перепись населения 2010 года. Именно по его рецептам в ИЭА РАН были составлены скандальные перечни возможных ответов по вопросам национальной принадлежности граждан, которые сдуру утвердил Росстат приказом № 74. В приложении был дан алфавитный список (номера кодов опущу) всех имеющихся в стране, по мнению ИЭА, национальностей, числом, оказывается, 1840. Среди них: «затундренные крестьяне», «мамоны», «фараоны», «папуасы», народ «хули» (есть ещё и «папуасы хули», а помимо «украинцев» есть еще и «хохлы»), «граждане Земли», «граждане мира», «земляне», «космополиты», «советские», «люди без нации», «без национальной принадлежности», «без национальности», «не определились», «неизвестно», «жители вселенной», «иностранцы», «советские», «интернационалисты», «мулаты», «метисы», «полукровки».
Особенно постарались авторы, чтобы раздробить, расчленить именно русский народ на возможно большее количество отдельных идентичностей, оторвать от него куски и кусочки. Мало того, что просто русских разделили на «руснаков», «русняков», «русских», «русских казаков», «русских немцев», «русских поморов», «русско-устьинцев», «семейских», «старожилов», «ведороссов», «ведруссов», «великороссов», «кацапов», «чалдонов», «челдонов» и просто «витебских». Так еще и русские субэтносы разделили в свою очередь на «поморов канинских» и «поморов русских», «старожилов ленских» и «старожилов обских», а казаков на «казаков с любым языком, кроме калмыцкого и украинского», «казаков с языком калмыцким», «казаков с языком украинским» и «казаков русских». Справедливости ради скажу, что подобному дроблению подверглись и другие народы.
Для чего все это было сделано «добросовестными учеными»?
Если отвлечься от скверного, дешевого, явно издевательского юмора под «научным» соусом (за подобный юморок надо бы отвечать по статье «преступная халатность»), какую цель могли преследовать составители такого списка? На мой взгляд, более чем серьезную: шутя и играя, размыть национальную идентичность больших народов, атомизировать их, спровоцировать психологию отщепенчества, поставить под сомнение и разрушить чувство этнической общности. А в итоге снизить статистическую цифру удельного веса крупных народов. Русских, прежде всего. Напомню, что по итогам предудыщей переписи 2002 года, государствообразующая нация – русские (великорусы, белорусы, малорусы) составили 85% населения страны. Только русских-великорусов 80%. Понятно, такие цифры для тишковых – как бельмо на глазу…
Дьявольская провокация, просто настоящая диверсия против этносов, обреченных теоретиком Тишковым на исчезновение! Все ради сотворения мифической безнациональной «российской нации», конечно. К счастью, повелось на эту провокацию лишь ничтожное число шалунов и отщепенцев, так что итоговый список народов России уменьшился почти в десять раз по сравнению с предложенным тишковцами. Кстати, русскими признали себя 81 % жителей России, а с белорусами и малорусами-украинцами получилось 83 %. Но зато в России обнаружились теперь «эльфы», «орки» и «гномы». Спасибо волшебнику Тишкову, превесело развлекающемуся на денежки налогоплательщиков!
Между тем, Тишков, целеустремленно воплощая в России свои бредовые воззрения, не забывает и о земном-насущном. Он весьма преуспел в создании общественных структур, приносящих статус и деньги. Проявив смекалку и изобретательность, он создал, к примеру, Общероссийский союз общественных объединений «Российская нация» (2007).
Этот ОСОО образован в рамках реализации Программы политических действий «Многонациональный народ России: этнокультурное многообразие – гражданское единство», которую приняла партия «Единая Россия». Издает с 2008 года мало читаемый журнал «Вестник российской нации». Как видим, свою излюбленную идею Тишков начал продвигать давно и весьма издали, поскольку сам же и был автором той программы ЕдРо.
Политический антураж этой хитрой структуры слеплен со знанием дела. Сопредседатели ОСОО «Российская нация», помимо самого Тишкова, – заместитель председателя Центрального банка России Александр Порфирьевич Торшин (ни много ни мало), а также тихий чечнец Абдул-Хаким Султыгов, экономист и политолог, в 2000-2002 гг. замруководителя аппарата Комитета ГД РФ по делам национальностей, ныне профессор МГУ и главный редактор журнала «Вестник Российской нации». Имея такого сопредседателя как Торшин, организация вряд ли бедствует. Ну, а Султыгов хорош для представительства и вряд ли мешает Валерию Александровичу. Они оба входят также в Правление ОСОО, а с ними такие экзотические фигуры, как председатель Московского общества татарской культуры «Туган тел» Дамир Серажетдинов и президент Межнациональной футбольной лиги Дауд Хучиев. А в члены совета Тишков предусмотрительно набрал, в том числе, таких вип-персон: Абрамян А.А. – президент Союза армян России; Абдулатипов Р.Г. – глава Республики Дагестан; Брод А.С. – председатель ООО Юристы за права и достойную жизнь человека; Гильмутдинов И.И. – председатель комитета ГД РФ по делам национальностей; Мень М.А. – министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства; Мосин М.В. – председатель Ассоциации фино-угорских народов; Мухаметшин Ф.Х. – председатель госсовета Республики Татарстан; Сванидзе Н.К. – директор Института массмедиа РГГУ; Тарпищев Ш.А. – президент Федерации тенниса России; Хлопонин А.Г. – зампред федерального правительства; Шахназаров К.Г. – председатель правления киноконцерта «Мосфильм»; Яковлева Т.В. – замминистра здравоохранения
Работу в правительственных инстанциях и ОСОО «Российская нация» Тишков сочетает с руководством головным НИИ этнологии и антропологии РАН. В кресло директора он после смерти академика Ю.В. Бромлея избрался, если верить слухам, по недоразумению: каждая из двух основных противоборствующих группировок (патритоты и демократы) почему-то сочла его своим. С тех пор он сам и его сотрудники, такие как С. Абашин, С. Соколовский, Е. Филиппова, В. Шнирельман, или бывшие сотрудники, или ученики делают все возможное, чтобы привить российскому научному сообществу – псевдонаучную идеалистическую конструктивистскую ересь. Работая на гранты и при поддержке западных фондов – Фонда Д. и К. Макартуров, Фонда Сороса, Фонда Форда и др. – они проводят форумы, готовят и издают доклады, брошюры и книги, «доказывая» нам, что расы и этносы – фикция. В этом им изо всех сил помогают и весьма далекие от естественных наук специалисты – философы и правозащитники.
Что я могу сказать о Тишкове в заключение?
Как публичное лицо – академик, руководитель научных и общественных структур, политик, консультант президента, наконец, Валерий Тишков, пожалуй, неуязвим, прикрыт со всех сторон.
Его слабость в другом. Во-первых, в ложных научных убеждениях, основанных на преклонении перед западной идеалистической школой обществоведения, перед западной (американской, канадской) моделью национальной политики и обустройства страны, которую он неизменно выдает за эталон. Во-вторых, в моральных установках, о которых он неосторожно пооткровенничал – а мы подметили и не забыли. Ну, а подлинную ахиллесову пяту Тишкова являет, в-третьих, его отношение к русскому народу, его понимание русского вопроса. Русофобия (в обоих смыслах слова) высокопоставленного чиновника очевидна. А ярая настойчивость, с которой он выступает против русских прав и интересов, а также против русских националистов – защитников этих прав и интересов, заставляет подозревать глубоко личные, интимные мотивы.
Не привык быть голословным, поэтому вынужден цитировать фигуранта.
Будучи главным автором ельцинской Концепции национальной политики (официального документа, имеющего некоторую юридическую силу) он еще в те годы постарался внести в нее принципы, противоречащие интересам русской нации. «Концепция» заложила русофобский подход в госполитике на всю обозримую перспективу. В чем он выразился? Вот подробный отчет самого Тишкова:
«Были учтены все основные замечания, в том числе и самые “неудобные” от Татарстана, Башкирии, а также МИДа и Минэкономики России. Из текста ушли излишне назойливые упоминания о сохранении целостности государства и определяющей роли русского народа в государствообразующем процессе, вписанные некоторыми напуганными авторами в первоначальный вариант»;
«Основным в проекте концепции был раздел, посвященный дальнейшему развитию федерализма в России, имея в виду децентрализацию власти в пользу субъектов федерации (в данном случае — республик)»;
«Одной из срочных и важных мер в этом направлении должна быть отмена государственной фиксации национальности граждан Российской Федерации, а также предоставление возможности россиянам в ходе переписей населения указывать любую национальность, или сложную (двойную или тройную) национальность, или не указывать никакой. Такова общемировая практика». Понятно, чей вклад в отмену графы «национальность» в паспортах был наиболее весом?
Итак, в лице Тишкова мы видим человека, давно, упорно и сознательно вредящего русскому народу, проводящего по мере сил в жизнь противоречащие русским интересам установки. Да и как могло быть иначе, если теоретические представления Тишкова о роли и месте русских в России подобны следующим:
«Самым серьезным препятствием на пути утверждения гражданского национализма (или российского патриотизма) является не столько национализм нерусских народов, сколько национализм от имени “русской нации” как некой “государствообразующей” или “сплачивающей” нации… Категория “русской нации” закрывает возможность открыто сформулировать понятие России как политической нации».
Мне очень не хотелось бы, чтобы слушая сладкие напевы насчет «российской нации», которые вдувают ему в уши небескорыстные подпевалы, президент РФ, подобно Андропову, Черненко и иже с ними, впал бы в сладостное и благостное затмение. Чтобы он вообразил себя творцом этой самой «российской нации», как те воображали себя творцами «советского народа». Потому что тогда все кончится точно так же, как в 1991 году. «Да будут консулы бдительны!» – говорили в таких случаях в Древнем Риме, пока он был еще силен.

Нравится

Тэги:  , , , , ,

Комментарии читателей (1)
  1. Вадим:

    Поклонник Азербайджана и президента Алиева Севастьянов озаботился русскими… Смешно.





НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ
РАЗДЕЛЯЕШЬ ВЗГЛЯДЫ? ПОДДЕРЖИ!
Из Яндекс-кошелька
С карт VISA и MasterCard