Александр СЕВАСТЬЯНОВ: БИТВА ЗА РУССКИХ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

2 августа, 2017

Как и было обещано, в конце июня появился черновой проект закона «Об основах госнацполитики и укреплении единства многонационального народа РФ (российской нации)» подготовленный тройкой экс-министров по делам национальностей – Валерием Тишковым, Вячеславом Михайловым и Владимиром Зориным – вместо закона, который им поначалу хотелось назвать законом «О российской нации». И мы все, наконец, получили возможность вполне оценить интеллект и компетентность его авторов.

Напомню, что первоначальное наименование закона вызвало настоящий скандал в интернете и СМИ. В связи с чем в заметке «Следите за руками» я писал:

«Как стало известно из публичных признаний академика Валерий Тишкова, авантюра, затеянная им со товарищи, касательно создания закона “О российской нации” оказалась благополучно провалена здоровыми общественными силами. В трактовке академика сие объясняется “неготовностью общества воспринять идею единой нации” (“Коммерсантъ” 06.03.17). Недозрели мы, убогие, до понимания величия идеи. Зелен, так сказать, виноград оказался.

На деле идея Тишкова и компании о несуществующей в природе “российской нации” вызвала недоумение и интеллектуальное отторжение в широких кругах научной и журналистской общественности. А в национальных республиках и в отдельных сообществах русского народа (казачество, РПЦ и др.) – тревогу, озабоченность и резкое неприятие.

Самое главное: идея “российской нации” большинством признана научно абсурдной и политически вредной, не объединяющей, а разъединяющей общность российского согражданства. Многие народы высказали опасения по поводу покушения на их этничность, а от лица русских инстанций вновь прозвучали настойчивые требования учесть государствообразующую роль русского народа и законодательно определить статус русских, а также принять федеральную программу по их поддержке. Вызвала опасения также участь русских, живущих за рубежом, которых подобный закон может вообще оставить за рамками национального строительства…

Что же теперь будет? Разумеется, наивно было бы ожидать, что Тишков и иже с ним отступятся от своей жизненной цели – переделать мышей в ежиков (Россию – в Америку, государствообразующих русских в безнациональных американцев). Тем более, что “российской нации”, по его словам, будет посвящен в законе специальный раздел. Не удался штурм в лоб? Пойдут в обход. Не мытьем, так катаньем проведут, протащат свои гнилые идейки в законодательство».

Разумеется, именно так все и произошло. В целом законопроект весь написан небрежно, юридически некорректно, заключает в себе сомнительную терминологию и противоречивые идеи. Вместо понимания предмета и хотя бы элементарной логики он демонстрирует редкое интеллектуальное убожество. Возникает стойкое ощущение, что авторы, более всего обеспокоенные, в духе козыревско-гайдаровской прозападной политики, соблюдением международных правозащитных нормативов, а не интересами государства Россия и его коренных народов, пошли на поводу у этнократов и националистов всех мастей и создали продукт, способный стать основой для злокачественного сепаратизма и вражды народов вместо укрепления единства нации и страны.

Не может не остановить внимания исключительно подобострастное – до холуйства – отношение к нормам международного (читай: западного) права. Авторы прямо ссылаются на источник своего вдохновения: «Признавая приоритет национального российского законодательства, Российская Федерация уважает и признает международно-правовые нормы в области защиты лиц, принадлежащих к национальным или этническим, языковым, религиозным и расовым меньшинствам, действующие международные хартии, конвенции и декларации о защите прав коренных малочисленных народов, о защите нематериального культурного наследия, о поддержке культурного разнообразия, а также рекомендации в области защиты языков и языковой политики… Российская Федерация следует основным рекомендациям ООН в сфере реализации прав граждан на свободное определение свое национальной (этнической) принадлежности, в том числе при проведении всеобщих переписей населения».

Учитывая современную международную обстановку и конъюнктуру на обозримое будущее, декларировать безусловное уважение и признание любых международных норм – неосторожно и вряд ли разумно, поскольку не все они и не всегда согласуются с суверенитетом и интересами России. Не вернее ли было сделать соответствующую оговорку?

Таким образом, в той части, где закон дублирует отечественное право, он бесполезен и излишен, а в той, где международное, – опасен и вреден.

Общая оценка законопроекта именно такова. Ниже следуют наиболее заметные недостатки проекта. Выделения полужирным шрифтом в цитатах сделаны мною.

* * *

Во-первых. Ввести посредством закона в юридический и политический оборот лженаучное понятие «российской нации», вызывающее идиосинкразию не только у русского и других народов России, но и вообще у здравомыслящих людей, – эта идея фикс Тишковым со товарищи протаскивается на каждом шагу. Авторы то стыдливо камуфлируют «российскую нацию» под «российский народ», то пытаются сохранить ее в скобках как расшифровку конституционной формулы «многонациональный народ России», то засовывают в свой «глоссарий» (список использованных понятий и терминов), прилагающийся к законопроекту. В нем они снова и снова пытаются внушить добрым людям ложную мысль: «российская нация (многонациональный народ Российской Федерации, россияне) – сообщество народов Российской Федерации, граждан Российской Федерации различной этнической, религиозной, социальной и иной принадлежности, осознающих свою историческую и гражданскую общность (идентичность), политико-правовую связь с российским государством и российской культурой (согражданство)».

Эти шитые белыми нитками хитрости попросту неприличны: за кого они нас держат? За безграмотных и неумных охломонов?

Мне уже приходилось разъяснять элементарное: нация и согражданство – это совершенно разные понятия, взятые из разных дисциплин; их тождество используется (неправомерно и вынужденно) только в тех случаях, если в стране отсутствует государствообразующий народ, как это имеет место быть в США, Канаде или Франции. Понятно, что Тишков, вся научная карьера которого сложилась на изучении особенностей национальной истории именно Канады и США, считает это лже-тождество за идеал и образец. Но пытаться запихнуть свой личный идеал в наши мозги и в закон, по которому нам жить, да еще выдать сие за вселенскую норму, – это иначе как подлогом и научной подлостью назвать трудно.

Вместо того, чтобы пытаться протащить в закон понятие «российской нации», что неприемлемо для нашего общества, предлагается употреблять в соответствующих местах текста научно выверенное понятие «политическая нация России», которое должно устроить всех, поскольку оно правильно и по форме, и по существу. Существующее в нашем обществе опасение, что узаконение этнического понятия «российская нация» аннигилирует другие реальные этничности в нашей стране, будет снято, конфликт погаснет.

Во-вторых. Авторы проекта отлично, что русскому народу, русскому языку и культуре принадлежит исключительная роль в создании исторической России и в обеспечении сегодня ее целостности и духовного единства. Именно эти три фактора: народ, язык и культура (русские и никакие другие!) по-прежнему являются единственной надежной скрепой для всей нашей России в целом, со всеми населяющими ее народами. Все остальное на эту роль не годится, может подвести, оказаться ненадежной опорой для единства. Мы видели при распаде СССР, чего стоит общая экономика и общая идеология, а также такие «скрепы», как армия, партия, КГБ и проч., которые все расползлись, как гнилая веревка, при первом серьезном испытании. И только на эти три фактора можно положиться, они доказали это всем ходом тысячелетней истории.

Причем: именно русский народ является коренником этой тройки, самым главным фактором в триаде. Потому что остальное – язык и культура – это лишь производные от него. И сами по себе, не будь русского народа, самоопределившегося на каждом квадратном сантиметре России, они страну не удержат. Я бы добавил еще один простой и убедительный, на мой взгляд, аргумент. Русские составляют около 80 % населения России, а ассимилянтами и с теми, кто хотел бы считать себя русским – все 90 %. Даже если бы вдруг никого, кроме них, не осталось в границах Российской Федерации, она сохранилась бы как мировая держава. И наоборот: исчезни русские, от страны в тот же миг одни клочки останутся, она вообще перестанет существовать. Наглядно и понятно, не так ли?

Однако авторы не предлагают ровным счетом ничего, чтобы эту определяющую (!) и объединяющую роль поддержать и укрепить, а сам русский народ обезопасить от враждебных проявлений и иных вызовов и угроз.Мало того: вскользь один раз упомянув, для «отмазки», о русском народе в преамбуле, авторы в дальнейшем не повторяют эту «ошибку»; на всем протяжении своего текста они более ни словечком не обмолвились об этой несущей конструкции России! «Забыли» о нем. То есть, непосредственно в статьи закона русский народ так и не был ими допущен, остался, если можно так выразиться, в прихожей, а в сам дом – ни-ни.

В последнем, завершающем абзаце преамбулы, несущем особую идейную нагрузку, мы видим, увы, ошибочную во всех отношениях формулировку:

«Законопроектом предусматривается, что целью государственной национальной политики в Российской Федерации является сохранение и развитие российского общества как гражданской нации во всем многообразии культур и языков населяющих ее народов, создание условий для развития всех национальностей и этнических общностей страны. В просвещении, образовании и обеспечении гражданских и личностных прав и свобод заключаются основы самоопределения и свободного развития многонационального народа Российской Федерации».

Данный абзац полностью противоречит постулату об «особой, определяющей роли» роли русского народа, его языка и культуры в утверждении российского самосознания и единства. Такое противоречие не может быть допустимо в законе.

Между тем, в преамбуле законопроекта авторы указывают: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации проект федерального закона ориентирует федеральные и региональные органы государственной власти, органы местного самоуправления, структуры гражданского общества на достижение двуединой цели – сохранение, развитие и упрочение этнокультурного и языкового многообразия на основе гражданского единства и российского федерализма».

Перед нами, как видим, вновь внутренне противоречивая, шизофреническая постановка задачи. Ведь развитие и упрочение этнокультурного и языкового многообразия не совместимо с сохранением и укреплением гражданского единства. Это большая и принципиальная этнополитическая ошибка, чреватая огромной бедой.

Усиленное развитие за государственный счет языков и культур различных советских народов привело вовсе не к расцвету, а к гибели страны. Это был ужасный, но естественный результат противоестественной государственной национальной политики. Поскольку вместе с языком и культурой неизбежно возрастало самосознание советских наций, шла полным ходом форсированное созревание национальных элит до уровня ярого национализма. В результате чего самые крупные народы, опять же неизбежно, потребовали самоопределения и полного суверенитета, создания собственных национальных государств и собственных политических наций. Этот процесс перекинулся было и в Россию, ограничившись, по счастью, одной Чечней. Пока что…

Поэтому все вопросы, связанные с сохранением и развитием этнических языков, религий, традиций и культур следует полностью убрать из компетенции государства, оставив их исключительно в компетенции самих этносов, по их силам и возможностям. Их право на все это должно быть закреплено законом, но никаких особых обязательств на государство в данной сфере возлагать ни в коем случае нельзя.

Опять-таки, невольно возникает вопрос об умственной полноценности авторов – или об их лукавстве. На словах выдвигая задачу по укреплению единой нации (ст.6), они тут же предлагают меры, этому единству смертельно угрожающие, не совместимые с ним.

Законопроект затрагивает очень важный вопрос о соотчественниках. В последние годы, особенно в свете такого эпохального события, как воссоединение Крыма с Россией, он стал чрезвычайно актуальным.

Авторы законопроекта в главе 1, ст. 2, ч. 3 предлагают среди «основных принципов государственной национальной политики» такой: «содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, а также обеспечение поддержки их деятельности в государствах проживания по сохранению и развитию русского и родного языка и культуры, укреплению связей с Россией».

На первый взгляд – все правильно. Но специалисту сразу же видна вся жуткая глубина некомпетентности авторов. Содействовать добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, конечно же, следует, но очень дифференцированно, выборочно.

Во-первых, нужно четко понимать, что наши соотечественники – это не все огулом бывшие граждане СССР или Российской Империи, состоящие ныне в гражданстве независимых государств. Нужно различать две большие группы соотечественников: 1) одни проживают дисперсно (рассеянно) и вдали от границ России – например, в Армении, Узбекистане и т.д.; 2) другие проживают компактно в непосредственной близи от государственной границы России на землях, исторически принадлежащих русскому народу – например, на Украине, в Казахстане, Эстонии.

Политика в отношении этих двух групп соотечественников не может, не имеет права быть одинакова.

Россия прямо заинтересована в переселении на свою территорию ценных кадров из первой группы (когда-то советская власть щедро делилась специалистами с национальными республиками, переселяя их туда из исконно русских областей; сегодня пора возвращать этот долг).

Но Россия совершенно не заинтересована в переселении внутрь своих границ наших соотечественников из второй группы. Поскольку это сильно ослабляет наши политические позиции в этих странах и нарушает историческую справедливость, нарушает право на самоопределение русского народа, освоившего в свое время данные территории. В последние годы в Россию, по некоторым данным, переселилось до 2,5 млн человек с территории Украины. Это значит, что позиции России на Украине, ее поддержка там – радикально ослабли, особенно в критических регионах, где эта поддержка нам жизненно необходима. Этот ли тот результат, к которому должно стремиться? В этом ли интерес России? Думается, наоборот. Представим себе, что с 1991 года к нам переселилась бы половина русского населения Крыма: произошло бы в таком случае воссоединение с этой родной для нас территорией в 2014 году? Сомнительно! А что ждет Одессу и Харьков, если оттуда к нам сбегут все активные русские, вместо того, чтобы бороться там за свои национальные права? Напомню крылатые строки: «Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день идет за них на бой!»

Интерес России состоит в прямо противоположном: не в переселении по сю сторону границы, а в закреплении наших соотечественников на территориях их исторического проживания за пределами России, при одновременном решительном укреплении их русской идентичности и самоорганизации по этническому и этнокультурному признакам на принципах, для начала, национально-культурной автономии. В укреплени именно там их культурных, экономических и политических позиций.

Законопроект (его авторы) не желает этого видеть и понимать.

До сих пор мы говорили только о гражданах и согражданах. Но авторы законопроекта почему-то в огромной мере озадачены, обеспокоены и проблемой мигрантов (например, статьи 9, 11). Причем исходят они не из общего для всех народов России беспокойства о своем будущем. Нет, при разработке всех вопросов, связанных с проблемой мигрантов, авторы руководствовались исключительно идеей прав человека (читай: мигранта), напрочь забыв об интересах России и ее коренного населения, как будто их не существует. Такой перекос недопустим, даже если исходить, опять-таки, из прав человека, которых у коренных жителей никак не меньше, чем у мигрантов, а значит удобства мигранта не должны составлять неудобство местного жителя. Как говорили Монтескье и другие просветители XVIII века, права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого.

Баланс следует соблюдать. До сих пор он был перекошен в пользу мигрантов; перекосы надлежит выправлять.

Нужно хорошо понимать одну простую вещь. Мигрант мигранту рознь. Решая их судьбу, нужно, прежде всего, исходить не из приоритета абстрактных прав человека или псевдо-демократических «европейских ценностей», а из интересов России и проживающих в ней коренных народов, чьи права и интересы требуют первоочередной защиты. Отсюда – требование строго дифференцированного подхода по ряду критериев к проблеме мигрантов.

К примеру, тех представителей некоренных народов России (национальные меньшинства, иначе), что приезжают вахтовым методом для учебы или сезонных работ на короткий срок, ни в коем случае не следует ни адаптировать, ни, тем более интегрировать. Сегодня интегрируем, а завтра не сможем от них избавиться, если понадобится. Им нужен жесткий санитарный и полицейский контроль – но не более того.

Совсем другое дело – представители коренных (не имеющих своей государственности вне России) народов, приехавшие из других стран к нам на постоянное место жительства. Вот их адаптация и интеграция реально нужны и важны.

Наконец, в статье 9 авторы заложили такой пункт, как «содействие лицам из числа мигрантов в доступе к культурным ценностям их народов». Кому и зачем этот нелепый пункт понадобился? Мало ли, какие мигранты у нас сегодня обретаются -- нигерийцы, зимбабвийцы и прочие... Всем им мы должны обеспечивать доступ к культурным ценностям их народов? Или речь идет о доступе заезжих хасидов к библиотеке Шнеерсона? Ну, так бы и сказали. Такая пафосная демонстрация верности европейским (псевдо) демократическим идеалам никому не нужна, она только раздражает своей неумной надуманностью.

Ошибки в теории, как известно, самые дорогие: на практике они оборачиваются порой миллионами человеческих жертв. Поэтому считаю долгом хотя бы кратко возразить с позиций науки этнополитики.

Как уже неоднократно отмечалось и доказывалось выше, этнокультурное развитие народов Российской Федерации не должно входить в компетенцию ни данного закона, ни государства вообще.

Отождествление нации (любой – этнической, политической или т.н. гражданской) с согражданством – это либо элементарная «детская» ошибка, либо умышленная и грубая подмена понятий. Она условно допустима только для стран, у которых отсутствует в силу исторических причин государствообразующий этнос: Франция, Испания, Америка, Канада и немногие другие. В России, где есть государствообразующий народ – русские, такая подмена научно и этически недопустима в принципе.

О нежелательности использовать невразумительный термин «гражданская нация» (кстати, он в данном разделе даже не расшифрован – и это очень показательно) и предпочтительности выражения «политическая нация России» говорилось выше.

Ставить знак равенства между национальным самосознанием и гражданской идентичностью – антинаучно и неправомерно, этот грубейшая ошибка, свидетельствующая о предвзятости, ангажированности и слабой компетентности авторов. Это вполне очевидно даже неспециалисту, даже школьнику. Быть и сознавать себя русским, татарином, евреем (национальное самосознание) – это одно, а быть и сознавать себя россиянином (гражданская идентичность) – это совершенно другое. Перепутать эти вещи невозможно, если не задаться специально целью внести путаницу в сознание аудитории.

Самоопределение – не единственный способ установления национальности человека, поскольку наряду с субъективным методом (мы – то, что сами о себе думаем) существует и научно-объективный (мы – то, чем являемся на самом деле). В Конституции России закреплено право индивида на субъективное самоопределение национальности, но это не повод исключать объективные критерии.

Итак проект закона – это попытка опять достичь антирусских целей, спрятав их под грудами наукообразной болтовни и неверных терминов.

Позволим ли мы ему стать законом?

Нравится

Тэги:  , , , ,

Комментарии читателей (0)