Александр САМСОНОВ: Предательство крымских татар во время Крымской войны 1853-1856 гг.

2 июля, 2014

Крымские татары стали оказывать помощь англо-франко-турецким интервентам с самого их появления в Евпатории. Союзники высадили довольно большую армию без обоза, но наступать не могли, не имея достаточного количества лошадей и телег. Крымские татары практически тотчас оказали захватчикам помощь в этом деле. Сразу после высадки первого небольшого отряда в Евпатории британские офицеры увидели на пристани несколько сотен лошадей и 350 татарских телег. Кто-то предупредил татар и заранее организовал сбор транспортных средств. Видимо, это были турецкие агенты. Затем крымские татары стали ежедневно пригонять в район Евпатории десятки и сотни телег и лошадей.

Крымские татары работорговцы. РОНС

Крымская война позволила проявиться хищным инстинктам крымских татар во всей красе. Новое татарское руководство тут же разрешило грабить всех крестьян немусульманской веры. Крымские татары сразу стали навёрстывать упущенные во время «русского рабства» возможности. Русское и другое христианское население подверглось грабежу.

В конце 1854 года предводитель дворянства Евпаторийского уезда сообщил губернатору Пестелю, что во время возмущения татар большая часть дворянских экономий подверглась разорению, рабочий скот был отнят, угнали лошадей и верблюдов. К примеру, было полностью разграблено имение Поповой Караджа, убытки составили 17 тыс. рублей. Татары забрали весь скот, урожай, разорили виноградные и фруктовый сад, рыбный завод, разграбили все имущество, включая мебель. Схожим образом грабили и другие имения.

Другим видом деятельности крымских татар была выдача русских должностных лиц оккупантам. Токарский приказал ловить всех чиновников и казаков, обещая повышение и денежную награду. Под предлогом поиска казаков банда Хуссейна проводила обыски в домах крестьян, попутно их грабя. Спасаясь от татарских бесчинств, многие уцелевшие помещики были вынуждены покупать себе охранные грамоты с подписью Ибрагим-паши. За них пришлось платить значительные деньги.
Угнанный скот сгоняли в Евпаторию, где его покупали интервенты, щедро расплачиваясь фальшивыми турецкими ассигнациями. По подсчетам С. Бабовича, крымские татары успели передать врагу до 50 тыс. овец и до 15 тыс. голов крупного рогатого скота. Крымские татары выступили в качестве фуражиров интервентов. Крымскотатарская верхушка моментально забыла о клятвах верности и благодеяниях со стороны России и практически поголовно стала прислуживать оккупантам. Так, глава джаминский привел с собой в Евпаторию отряд в 200 человек и сообщил о желании вступить в формируемые оккупантами военные соединения. Волостной старшина Керкулагской области забрал казенные деньги в волостном правлении и прибыл в Евпаторию, присягнув Ибрагим-паше. Его примеру последовала вся волость. Почти из всех волостей сборщики принесли Ибрагим-паше до 100 тыс. рублей серебром. При этом Ибрагим-паша быстро вошел в роль «хана»: высокомерно и презрительно относился к местным татарам, бил их и требовал подарки.

Такая прыткость удивила и встревожила даже французов и англичан. Они хотели поднять татарское восстание, а не плодить под боком воровскую банду. Поэтому Ибрагима-пашу и «татарскую администрацию» поставили под жесткий контроль английского и французского военных губернаторов. Надо отметить, что сама мысль использовать татар в боевых действиях родилась у французов, имевших большой опыт создания туземных войск. У османского командования не было ни плана, ни даже мыслей, касающихся политического будущего крымских татар и Крымского полуострова в случае победы. Французы в этом вопросе оказались дальновидней османов.

Крымские татары не только стали доносчиками, фуражирами и грабителями, но и проводниками и разведчиками оккупантов. Так, в сентябре 1854 года в Ялте высадился вражеский десант. По указанию татар начался грабеж государственного и частного имущества. Русские власти задержали много крымских татар, которые служили врагу в качестве проводников и разведчиков. Крымских татар активно использовали для фортификационных работ. Их усилиями Евпатория была укреплена, улицы прикрыты баррикадами.

Кроме того, под началом британских, французских и турецких офицеров в Евпатории начали формировать специальные отряды «аскеров» из татарских добровольцев. Вооруженные пиками, саблями, пистолетами и частично ружьями и возглавляемые евпаторийским муллой, они использовались для дозорной службы вокруг города и в качестве гарнизона. К концу 1854 года гарнизон Евпатории уже насчитывал до 10 тыс. турецкой пехоты, 300 всадников и около 5 тыс. татар. Англичан и французов там было не более 700 человек. Одновременно татарские бандформирования численностью до 200-300 человек бродили по уезду, разоряли имения, грабили население. В короткий срок волна насилия распространилась вплоть до Перекопа. Татарские бандформирования не представляли угрозы для русских регулярных войск. Однако татары вместе с десантами интервентов сильно нервировали русское командование, которое не могло себя свободно чувствовать в Крыму.

Общая численность крымскотатарских соединений на службе у интервентов превысила 10 тыс. человек. В своем предписании командиру резервным батальоном Волынского и Минского полков от 10 сентября 1854 года князь Меншиков указывал на необходимость соблюдать особую осторожность во время движения, чтобы избежать нападения как неприятеля, так и местных жителей.

Однако вскоре за предательство пришлось заплатить. 29 сентября 1854 года к городу подошла уланская дивизия генерал-лейтенанта Корфа. Она установила тесную блокаду города, прервав его связи с уездом. Продовольственные запасы в городе были незначительными, англичане и французы заботились в первую очередь о своих, снабжать татар не собирались. Им выдавали по горсти сухарей в сутки. Цены на хлеб взлетели, став недоступными для простых татар. Начался голод. Крымские татары умирали сотнями. Одновременно власти запретили покидать город под страхом расстрела. Они уверяли людей, что всех возвращающихся татар русские вешают. Однако каждый день люди бежали к русским, не особо веря россказням новых властей. Они знали о традиционной мягкости и гуманности российских имперских властей.

Отличились «жертвы русского колониализма» и в Керчи, которую вражеские войска заняли в мае 1855 года. Местное население, бросив все имущество, бежало под защиту русских войск. Спастись успели не все. Дубровин в «Истории Крымской войны отмечал: «…изменники татары бросились в погоню, грабили, убивали, а над молодыми девушками производили страшные бесчинства. Насилия татар заставили переселенцев забыть об усталости и спешить за войсками, обеспечивавшими их от опасности». Из 12 тыс. населения в городе осталось не более 2 тыс. человек. Не гнушались крымские татары и грабежом христианских церквей.

Надо сказать, что просвещённые европейцы» (британцы и французы) были не лучше крымских татар, живущих по понятиям первобытного времени. Они грабили не меньше. (Кстати, татары нападали только на гражданских. Данных о нападениях на военных нет).

Справедливости ради надо сообщить, что не все крымские татары оказались предателями. Среди представителей знати и местной администрации были люди, сохранившие верность России. А лейб-гвардии крымскотатарский эскадрон воевал против союзных войск. В составе этого элитного подразделения были представители родовитых фамилий, таких как Ширины, Аргины, Мансуры и другие.

Полагая, что волнения в Евпаторийском уезде могут отрицательным образом сказаться на военных операциях и привести к расширению волнений среди татар, князь А. С. Меншиков предписал таврическому губернатору В. И. Пестелю выселить из Крымского полуострова в Мелитопольский уезд всех татар, которые проживали вдоль морского берега от Севастополя до Перекопа. Меньшиков сообщил военному министру В. А. Долгорукову, что эта мера будет полезна, так как «татары сочтут это за наказание», и покажет им, что присутствие врагов на полуострове нисколько не смущает правительство.

Император Николай одобрил замысел Меншикова. Однако сделал несколько замечаний. Призвал обратить должное внимание, чтобы эта мера не вызвала гибель невинных, то есть женщин и детей, не стала поводом к злоупотреблениям чиновников. Также предложил ограничить область выселения татар Евпаторийским и Перекопским уездами, не затрагивая южных районов, особенно если они не были задеты изменой. В горах также предлагалось не проводить эту меру, в силу трудностей местности и возможности масштабного восстания.

Однако этот план, даже в сокращенном виде, так и не был реализован. 2 марта 1855 года государь Николай Павлович скончался. Перед этим Меншиков был отстранен от командования, он не смог добиться успеха в борьбе с неприятельскими войсками. Взошедший на престол Александр II Николаевич отличался либеральностью и ослабил контроль над окраинами, что привело к опасному восстанию в Польше в 1863 году. Крымские татары были прощены за свое предательство. Никаких мер по отношению к преступникам принято не было.

К тому же, согласно 5-й статье подписанного 18 марта 1856 года Парижского мирного договора, все воевавшие державы должны были даровать полное прощение тем подданным, которые вели боевые действия вместе с неприятелем, были на его службе. Таким образом, крымские татары были избавлены от какого-либо справедливого возмездия за предательство. Император Александр II объявил амнистию крымским татарам, пособничавшим союзникам.

Надо отметить, что после завершения Восточной войны мусульманское духовенство и турецкие агенты развернули в Крыму широкую кампанию по переселению в Османскую империю. Под влиянием этой агитации в конце 1850 — начале 1860-х годов прошла новая волна массовой добровольной эмиграции крымских татар в Турцию. Крымские татары боялись возмездия русского правительства и не хотели смириться с новым поражением. По данным местного статистического комитета, к 1863 году в Османскую империю переселилось более 140 тыс. человек. Те же, кто остался, так и не смирились и затаили злобу до «лучших времен».

К сожалению, в СССР в исторической науке преобладал принцип «пролетарского интернационализма», поэтому предательская и неблаговидная роль крымских татар во время Восточной (Крымской) войны 1853-1856 гг. тщательно замалчивалась. Крымские татары не понесли никакого наказания, более того, правду об их предательстве предпочли забыть. Однако хищническую натуру не спрячешь. В следующий раз она себя проявит во время революции 1917 года и Гражданской войны.

Источники:
Дубровин Н. Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя. Т. 1. СПб. 1900 // www.runivers.ru/lib/book3087/.
Крымские татары // Пыхалов И. За что Сталин выселял народы. М., 2013.
Масаев М. В. Крымские татары в русской армии (1827-1874): от сформирования лейб-гвардии крымскотатарского эскадрона до введения всеобщей воинской повинности // uchebilka.r...

Нравится

Тэги:  , , ,

Комментарии читателей (3)
  1. sirotenko41:

    О каком предательстве крымских татар можно говорить, когда Крым до захвата его русскими войсками принадлежал Турецкой империи. Крымская война ведь началась, как война россии с Турцией, а затем уже к ней присоединилась Великобритания и Австрия, которую Николай 11 спас от развала в 1848! Так что некорректно считать татар предателями, а вот австрийцев считать просто противником! Крымские татары коренное население Крыма, точно так же, как караимы, греки,болгары и прочие(кроме русских и украинцев) населявшие Крым с начала нашей эры!Срадаться против окупантов — их законное право и тогда и теперь! К Украине они относятся точно так же, как и к России. Ведь правительства Украины только разрешили им вернуться, но зкмлю дать забыли. Украина лаёт УКрыму воду. Но татары живут в горах, куда она не доходит. Так что им от Украины ничего, кроме болтовни не досталось. Правда и российских №зелёных чеорвечеков» Украина им не бросала! Не будем судить чужой народ за то, чего у самих предостатьчно!

    • k-387:

      Дружище, историю надо немного изучать. С каких пор татары стали коренным населением, А Русские в свою очередь никакого отношения к Тавриде не имели? А как же Тмутаракань (Русское княжество)? И если не ошибаюсь, Черное море, в свое время называлось Русским. И все это было за долго до появления на Тавриде татар.

    • Александр Турик:

      Татары В Тавриде — оккупанты. Кто их заставлял после оккупации Тавриды делать постоянные грабительские набеги на русские земли, и даже на Москву? И засуньте свой русофобский марксизм-ленинизм себе а задницу.





Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

НОВЫЕ ЗАПИСИ НА САЙТЕ